Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Game.EXE №5(130)’2006 / Последний взгляд

He та игра

The Godfather: The Game


Жанр: Экшен от третьего лица

Платформа: PC, PS2, Xbox, PSP, Xbox 360

Разработчик: ЕА Redwood Shores

Издатель: Electronic Arts

Дата релиза: 21 марта 2006 г.


Креативный директор: Филлип Кэмпбелл (Phillip Campbell)
Директор разработки: Мэттью Коупленд (Matthew Copeland)
Арт-директор: Маргарет Фоули-Мове (Margareth Foley-Mauvais)
Разработка моделей: Дженни Рай (Jenny Ruy)
Музыкальное оформление: Кен Фелтон (Ken Felton)
Диалоги: Андреа Пластас (Andrea Plastas)
Разработка моделей: Дженни Рай (Jenny Ruy)


Системные требования:

Pentium 4 1400+, 256 Мбайт ОЗУ, Direct3D-совместимая видеокарта с 64 Мбайт ОЗУ, 4,7 Гбайт на жестком диске

Если бы на месте Марио Пьюзо оказалась команда разработчиков The Godfather: The Game (TGTG в мире блеклых красок и двубортных пиджаков), «Крестный отец» увидел бы свет серой брошюркой соединенных двумя алюминиевыми скрепками дюжины листов. На титульной странице вместо кисти кукловода был бы изображен окровавленный обломок водопроводной трубы, а каждая глава начиналась с междометия; если бы на месте Марио Пьюзо оказалась команда разработчиков TGTG, на переднем форзаце «Крестного отца» была бы изображена мини-карта с отмеченными разноцветными «иксами» местами наиболее интересных событий, а на заднем — древо взаимоотношений всех персонажей (с пиктограммами, перечеркнутыми жирной красной линией).

Это совершенно не означает, что самая причесанная ЕА-надежда коротка, вовсе нет! Дело в том, что за десятками игрочасов нескрываемым шрамом бледнеет девелоперская растерянность: ну что, что можно из этого выжать?! Здесь же материала — ноль, сплошной шлак! Ну да, шлак и есть.

Деревянные костюмы

Полицейские ведут себя довольно интеллигентно. По-настоящему разозлить их можно только гибелью коллеги.

В смысле, кое-как прикрученная к сюжету мифологизированная свадьба и отрезанная конская голова; а также пистолет в бачке, дон Корлеоне, спотыкающийся о фрукты; доверчивый Лука Брази, отправившийся на смертельное рандеву с мерзавцем Солоццо, и расправа с Пауло Гатто, и overcooking в крематории, и... Ну, и еще с десяток фантазий в том же духе — лицензированных, беспроигрышных, отсмотренных, вылизанных и в муках выплюнутых на игровой холст. За всем этим — немота. Яркие эпизоды кончаются, а персонажи, черт возьми, умирают насовсем — что совершенно противоречит всем мыслимым принципам играбельности. То, что выпадает в осадок, сгодилось бы для помпезных аркад середины девяностых — по сегодняшним меркам выжимки не хватит даже на полноценный эпизод. Отсюда — замечательные уловки, в свете последних монструозных достижений крупнейших студий особенно блистательные. Кастом-парад главного героя как ярчайший пример: первые два часа вполне могут уйти на прикладное гуманоид-моделирование, причем выбор болванок и трафаретов настолько огромен, что успешно блокирует естественное недоумение. В результате полноценным героем саги может стать как политкорректный fat nigga с козлиной бородкой, так и совершенно уютно чувствующий себя в роли челове-ка-с-битой лысеющий клерк (оба варианта — не крайности даже, а равноценные фигуры одного архетипического ряда).

Смысл манипуляций кристален: это такое вот нехитрое «погружение в мир», единственный, похоже, выход для изнуренных мозговыми штурмами дизайнеров («Самоидентификация? Вот вам! Подавитесь!..»). Что важнее всего — полуфабрикат подлежит апгрейду регулярно, в течение всей игры — для этого есть специальное меню. Там же можно со вкусом потратиться на, скажем, новые подтяжки или очки-«велосипед». После такого обучающий эпизод уже не кажется столь диким — в конце концов, Кровавое Умертвление Родителя вариант не самый экспрессивный.

Шмяк, шмяк

Жаль, что положительные эмоции у игры приходится почти выцарапывать — как здесь, объезжая окраины в надежде наткнуться на очередную засаду.

Если бы на месте Марио Пьюзо оказалась команда разработчиков TGTG, самым популярным глаголом в книге стал бы «фигачить» (или идиоматически-синонимичное, простите, «вешать люлей»). «Фигачить» — это вообще просто, эффектно и всегда в кассу. Это и точка «А», и точка «Б», и вектор между ними. Это вечный двигатель, в конце концов! Недаром первое, что совершает «сынок» (именно так), — это популистский вояж в мясную лавку, где ему приходиться ф. — на выбор — либо хозяина, либо интерьер (наибольший эффект дает, конечно же, разумная комбинация); процесс, как откровенно признается игра, придется повторять постоянно.

То есть всегда: в самом дебюте TGTG рисует клан Корле-оне простой уличной шайкой, контролирующей пару магазинчиков и дешевых ресторанов. Дензнаки и могущество приходится зарабатывать в одиночку — грабежом и рэкетом (буквально). Масштаб беззакония остается неубедительно малодушным и после того, как под контроль берутся целые районы: даже будучи уважаемым капорегиме, «сынок» продолжает «бомбить» цветочные салоны. Ожидание смущения бессмысленно: для удобства и более тонкого оперирования над объектами наличествует «убедитель» — шкапа морального состояния, где рисками отмечены «точка согласия» и «точка «все равно». Очень удобно, учитывая, что TGTG на пятьдесят процентов состоит из. Со временем по местоположению рисок можно за секунду определить необходимую пропорцию свингов, апперкотов и разбитых витрин — в самом деле, полезно, если есть желание минимизировать усилия (желание обязательно появится: возможно, после первого же раза, возможно — после десятого, который будет в точности таким же, как и первые девять. И диалоги способствуют: «Плати, или я сломаю тебе ноги!» — «Ломай, я тебя не боюсь!»). При всем том игра неуклюжим голосом рэп-селебрити пытается мотивировать: «Не стоит убивать бизнесменов — это приведет к тому, что они перестанут платить». Действительно, чудовищная непрактичность.

Математическое переложение

«Оригинально добил поверженного? Получи бонус!» А кнопкой «V» здесь сворачивают шеи.

Синие маячки основного сюжета очень быстро вызывают равнодушие: во-первых, мы все знаем (а, учитывая кондовый стиль повестования, ждать чего-то неожиданного и сочного попросту глупо), во-вторых, скомпонованы они на редкость неудобно. Нет, мы не против еще раз прошвырнуться через весь город, но только не потому, что об этом попросил сиплый голос в трубке, А сиплый голос просит — раз за разом, переставляя в своем вопросительно-повелительном сообщении названия улиц. Это отсутствие причин (а наступает момент, когда сам начинаешь объяснять себе тот или иной поворот колеса) усугубляется поистине титанических размеров межмиссионными cut-scenes. Режиссеры настолько уверены в неотразимости роликов, что заставляют всякий раз смотреть сомнительное cinema от начала до конца — и, поверьте, это вполне достаточная антипричина. Ненависть сценаристов к собственной работе распространяется еще дальше: все, что к сюжету не относится, находится с ним в колоссальном раздрае. Выбравшись из ТМ-колеи, герой оборачивается сущей шушерой: вышвыривает людей из авто, раздает взятки полисменам и зарабатывает натуральный (еще раз простите!) респект. Когда после налета на склад конкурирующей банды поперек экрана расплывается цифра в пятьдесят тысяч р., по телу пробегает дрожь. Нет, ну не может же быть, что все это всерьез.

Белое на белом

Подобные трюки требуют определенной сноровки и фантастического терпения. Заточенная под геймпад система управления в состоянии погасить слюнявыми пальцами любой запал.

В том, что после всего-всего в TGTG интересно играть, заслуги ЕА-сочинителей нет никакой — они-то как раз сделали все возможное, чтобы игроку было никак (сверхидея с полировкой черепа противника о ближайшую стену не в счет). Все крутится исключительно по инерции: виден общий замысел, проступают приблизительные контуры отдельных деталей — остальное додумывается, доделывается, дорисовывается на ходу. Приблизительная тональность: «получилось неважно, но вы же понимаете, что мы имели в виду». Разумеется, понимаем — как понимаем и то, почему необязательные задания вышли стократ интереснее основных. Брать чужое нехорошо, и неумелые оправдания тут совершенно бесполезны. Поймите, этой игре можно было бы простить многое, но они так и не отважились показать голову жеребца Хартума (в ролике — можно, уже не in-game, за такое не судят), это оказалось «слишком», о, это оказалось «невозможным» и «неправильным»; в качестве компенсации разрешено всего лишь расплескать мозги любого из горожан по бордюрному камню и послушать тему Нино Рота в главном меню (и еще в приблизительно тысяче мест). Вместа Хартума — таблица с регулируемыми показателями скорости, уровня стрельбы и здоровья; вместо Хартума — точечная охота по заказу; вместо Хартума — агент ФБР, живущий в церковном подвале. Это неравноценный обмен, из скольких бы строчек список ни состоял.

Как и все, из-за чего в TGTG интересно играть, он не имеет к The Godfather ни малейшего отношения.

Сергей Думаков


< Scratches («Шорох»). Осквернитель праха | Содержание | The Lord of the Rings: The Battle for Middle-Earth 2. Константа Хаббла >

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная