Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Game.EXE №5(130)’2006 / Последний взгляд

Сон в летнюю ночь

The Elder Scrolls IV: Oblivion


Жанр: Бескомпромиссная ролевая

Платформа: PC (Windows 2K/XP), Xbox 360

Разработчик: Bethesda Softworks

Издатель: 2К Games

Издатель в России: «Акелла»

Дата релиза: 21 марта 2006 г.


Исполнительный продюсер: Тодд Говард
Ведущий дизайнер: Кен Ролстон
Ведущий программист: Гай Карвер
Ведущий художник: Мэтью Карофано



Системные требования:

Pentium 4 2000+, 512 Мбайт ОЗУ, Direct3D-совместимая видеокарта со 128 Мбайт ОЗУ, DirectX 9.0с

Одно из Oblivion-измерений, пурпурное небо, вулканический прах в яростную оранжевую прожилку, иссеченный рунами клинок в зубах, без кузнечных молоточков и без сил, по колено в адских краснокожих трупах. Стрелки внутриигрового хронометра показывают далеко за семьдесят ч. Быть мофет, уфе мофно пофпать? Нетф, рано. Пфинц Мефрун Дэгон долфен нам сфое чефствое чефное сефце. Рррр!

Французские студенты ушли с улиц, рабочие заводов Ford экстренно продлили забастовку, к международной космической станции отправился внеочередной «грузовик», а из мавзолея исчезло тело вождя. На экранах всех мониторов мира The Elder Scrolls IV: Oblivion. Планета дождалась.

Метаморфозы

Спасибо, Bethesda! Эти правила скоро начнут преподавать в начальной школе бок о бок с сумасбродными выдумками Евклида. Старт за решеткой, без пролога; финиш где-то в высших сферах, среди богов, святош и императоров. Между ними десятки часов, километры дорог, литры крови, тома библиотек, тонны добычи. Единицу измерения удовольствия можно было бы назвать «Даггерфол». Или «Морровинд». Или «Обливион». Десять лет подряд Bethesda Softworks рассказывает нам одну и ту же историю, умело подтасовывая имена, названия и даты, купируя эпизоды и добавляя новые подробности. О ее слабостях нам известно все, мы неизменно прощаем. Каждый раз она старается прыгнуть выше своей головы, и у нее получается. В нашей сегодняшней версии мифа, быть может, чуть недостает былой глубины, зато больше счастливого глянца, логики и, пусть опереточного, драматизма. Чтобы выжить, слегка высоколобый интеллектуал выковал из себя блистательного пушкинского повесу. И знаете что? Никогда еще мы не плакали так счастливо.

Цвести, и жить, и умереть

Герой матереет, но NPC остаются. Очень скоро примитивная броня подвластных компьютеру персонажей ме оставляет им шанса в бою с нарушителями порядка.

Что нам Half-Life, DOOM, Quake? Досадливые виноградные косточки в идеальной стоматологии Oblivion. Шутеры в нокауте, и надолго. Новейший фасад The Elder Scrolls не впечатляет — шокирует! Такого просто не может, не должно быть. Листочки на причудливой вязи рун меча, едва тот выскальзывает из ножен, хочется поддеть кончиком большого пальца, сенсорное ожидание холодной выпуклости металла вероломно останавливает стекло монитора. Попытки повторяются снова и снова — чистая моторика. Нейроны в растерянности: от размашистого пинка боевым молотом в ужасе хватаешься за лицо — пряничные оттиски на торце чудо-киянки должны бы заклеймить на всю жизнь, как в таком разобранном виде ходить за кефиром? Кольцо на руке рогатого злодея с орудием мозговы-шибания можно заметить лишь на стил-кадре или скриншоте, но оно там есть — не забудьте, пожалуйста, забрать с тушки. Устрашающего вида шипастая броня, вся в красных и черных ребрах, приторочена увесистыми кожаными ремнями к тускло блестящей кольчужной основе — наверное, она еще и звенит, не знаем, не дотянуться, сколько ни пытайся. Морок такого уровня достоверности по-хорошему должен стыдиться собственной вредности для организма, однако Oblivion сходит с рук абсолютно все.

Стрелы застревают в телах, но не исчезают, подобно пулевым отверстиям FPS. Почти весь боезапас можно собрать после драки и еще не раз использовать.

Даже Xbох. В лучших традициях evil-организации, Microsoft наследила во всех важнейших дизайн-соединениях, от графики до игромеханики. Тот самый pop-up-эффект внезапного возникновения монстров, домов, деревьев, травы и прочих бесспорных визуальных достоинств наличествует в Oblivion в полной мере; выкрученные до максимума градусники дистанцирования отрисовки объектов раскрашивают до стебелька лишь скромную окрестность и не позволяют разглядеть стада умирающих от скуки огров с подобающих поводу расстояний. Но ландшафты все равно помрачают разум! Из частокола зеленых макушек торчат клыки бастионов, дороги петляют между холмами и исчезают где-то между небом и землей, струны рек серебрятся на зависть хорошему авиасимулятору. Ну а под каблуком простирается и вовсе земля обетованная. Сотни (в самом деле. Скажи-ка, ботаник Ашот!) видов растений, кустарники и вьюнки, ожерелья цветов, грибы у корней и на стволах, губчатый bump коры, откидывающие тень листья и иголки, шишечки и соцветия, огородные и дикорастущие культуры — все тянется к солнцу и лунам с положенных природой мест, идеально соответствует нормам икебаны и фэн-шуй и при том умудряется не вгонять кремниевые мощности в тяжелую апоплексическую кому. Добрая половина флоры поддается сбору и коллекционированию, употреблению внутрь, смешиванию, варке, растиранию и измельчению. Школа лучших частей Ultima улыбается нам из каждого крохотного закутка Oblivion. Если подсчитать количество мухоморов под деревьями и сложить его с числом ложек на столах в центральной имперской провинции Cyrodiil, итог наверняка покроет расстояние от Земли до Луны. Причем неоднократно.

Различье в происхождении

Объем вложенных в города дизайнерских энергочасов не поддается подсчету. Жемчужины, каждый!

Обделенные подобной художественной роскошью Daggerfall и Morrowind, тем не менее были задуманы и созданы хитроумнейшими мультивалентными сюжетными узлами с огромным количеством ходов и решений, и Oblivion им не конкурент благодаря обширной казуальной аудитории ее Xbох-величества. Интрига Morrowind с игрой Великих Домов, соперничающими представителями локального пантеона и бессчетным числом более мелких конфликтов, каждый из которых развязывается как минимум парой способов, недостижима для Oblivion по сугубо религиозным соображениям. Понимаете ли, геймпад не располагает к философии, это орудие колки. Его владелец может подать на девелоперов в суд, если капризный сюжетный квест решит не дождаться человечка в условленном месте, — ситуация для Daggerfall вполне обыденная. Многоплатформенность потребовала от Bethesda известных жертв, и Oblivion обросла маркерами наравне с листьями и иголками. Каждый квестовый шаг героя размечен, выверен, отрепетирован. Стрелка на компасе наперегонки с премиальными GPS-системами указывает следующий сюжетный пункт назначения с точностью до пары см, будь на повестке дня утерянная драгоценность, дикий зверь или пожилой архмаг гильдии, соблюдающий, как и все остальные NPC в провинции, строгий суточный режим с перерывами на трапезу и сон.

Подземелья часто оказываются ловушками, выйти тем же путем не удается. Путь к солнечному свету обычно лежит сквозь легионы доброжелателей.

В Oblivion нет ни личной свободы, ни презумпции невиновности. Волшебная стрела вытащит за шкирку Короля Червей со дна подземелья, вульгарно ткнет в укрытого заклинанием невидимости персонажа, приведет за локоть прямо к воротам сверхсекретного убежища. Хуже того — внутри она притащит к лестничной клетке, сообразит, какой требуется этаж, и нажмет за вас кнопку. В раскладке клавиатуры традиционно присутствует функция автоматического бега, и только благодаря очень счастливой случайности в Oblivion нет автопилота с системой голосовых сообщений. Уверены, беспилотное прибытие прямо к ящику с самыми лучшими шмотками в игре (с автоизвлечением и самопримеркой) пришлось бы по душе многим геймпад-жокеям. Не надо думать. Не надо искать. Не надо записывать. Не надо узнавать в лицо. Топай куда сказали, все схвачено. Стыдно! До жути.

Об интерфейсе смолчим. Лишь пожалеем об отсутствии кнопок «треугольник» и «квадрат» (один «крест» и целых два «круга» уже нашли) в стандартной QWERTY-раскладке. Заточенное под геймпад — на манер Fable — управление в ПК-черноземной The Elder Scrolls?! Сама мысль об этом вызывает колики... Бррр! Все, забыли, забыли.

Сюжет, однако, постоянно напоминает о консольном иге недвусмысленным звоном цепей. Ну нет извилин в Oblivion! Если долго-долго-долго, долго ползать по тропинке под стягом славного маркера, макушка вдруг больно стукается о концевое побоище. Сойти на обочину и заняться стяжательством нам предлагают максимум один раз, и то как-то неубедительно, для надежности изымая все пожитки и накопления в качестве издевательской гарантии верности императору. Его Святейшество тем временем ковыряет в зубах державой и регулярно выступает с инициативами примитивных собирательных квестов. Коллекционирование артефактов и союзников для династии Септимов проходит под глубокомысленным присмотром оных, дескать, кто-то, может, и правитель, но мы натуральный Тезей, Одиссей и Ясон в едином бутоне. Если б все это словопускание, да легендарными маунтами...

Должно считать мы как бы богом

Идея с шоковой отдачей в клинок после удачного блока гениальна. Соперник всегда открывается для стремительной контратаки.

Oblivion берет сердца традиционным уже разносолом мельчайших, почти обывательских забот, — если не учитывать факт пребывания в очень сказочной и обворожительно красивой вселенной. Кажется, что провинция Cyrodiil уступает в пропорциях вотчине темных эльфов, да и пересечь ее можно от края до края за считанные два десятка минут. Зато карта перегружена объектами ручной работы: отделанные по последней текстурной моде подземелья и просто норы, ошметки фортов, развалины городов, лагеря разбойников, хостелы, частные поместья, могильники и шахты-с-привидениями — их буквально сотни, и каждая есть поэмка. Вдоль дорог разбойники, в пещерах вампиры, целая деревня становится невидимой, и, как будто всего этого счастья мало, повсюду вспыхивают костры порталов, и с приветом от принца Дэгона на голову валятся полчища клыкастых, копытных и рогатых daedra. Эндорфин пронизывает тело, когда без всякого покровительства со стороны отвратительно всезнающего компаса разыгрываются микротрагедии: горстка имперцев по пояс в кричащей траве держит удар чертовой дюжины, пара магов гильдии выслеживает шалящего некроманта, а одинокий охотник поражает стрелой лань и задумчиво осматривает свою жертву в неровном свете потрескивающего факела.

Налево в ад, направо в норы. Oblivion не отказывает любознательному путешественнику в приключениях, новые перекрестки открываются на каждой поляне.

The Elder Scrolls в одночасье дивно похорошела и изрядно опростела. Без того жалкие три боевых удара благополучно сели на одну мышиную кнопку, но шокирующая техника блокирования клинком и щитом революционизировала потерянный было навсегда спарринг. Левитацию поставили вне закона, зато фотографировать (именно: фото) пейзажи можно до следующего пришествия — с архитектурно-художественной точки зрения Oblivion достойна любой бьеннале. Церковная готика, оранжево-пряничные мазанки юга, кирпичные твердыни севера, соленый маринистский быт, спокойная лаконика пограничья, многотонный столичный стиль. Кто сказал, что КИ не искусство? Возьмите, пожалуйста, обратно.

В этой конфете слишком много меда, нам не устоять. Магия слабовольна в бою и всесильна в любой житейской ситуации, золото по сути утратило покупательную способность, ибо все лучшие вещи снимаются с противников, тележку из Daggerfall опять не подвезли, а гильдий мало, мало, мало. Ну и что? Титаническая харизма и помрачающие всякий рассудок внешние данные Oblivion затыкают недовольство бархатным кляпом и ласкают органы чувств до состояния блаженного опиумного безразличия. Остается только любовь. Опять. Навсегда. До следующего свидания.

Александр Вершинин


< .NEW game / INSANE | Содержание | Fight Night Round 3. Игра всех святых >

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная