Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Game.EXE №4(69)’2001 / Последний взгляд

Поклон мечу

Blade of Darkness


Жанр: Action (slasher)

Разработчик: Rebel Act Studios

Издатель: Codemasters


Сложность: средняя

Графика: 5
Сюжет: 3,8
Музыка: 4
Звук: 4,6
Управление: 4,7
Интересность: 4,9

Наш выбор


Суть:

Становление slasher-жанра. Совершенство графики и отточенность боевой системы. Шедевр с большой буквы “ша”.


Системные требования:

Windows 95/98/ME/2000, Pentium II 400 (рек. Pentium III 800), 64 Мбайта ОЗУ (рек. 256 Мбайт), Direct3D-совместимый ускоритель (8 Мбайт ОЗУ, рек. 32 Мбайта), 8x CD>ROM.

В жизни человека есть этапы постижения учения. На первом этапе человек учится, но это ни к чему не приводит, и поэтому он считает себя и других неопытными. Такой человек бесполезен.


НАЧНИТЕ ЧТЕНИЕ С ЭТОЙ ЗАМЕТКИ!

Одно из самых красивых на сегодня произведений игрового компьютерного искусства — раз. Дьявольская маскулинная забава, после которой хочется всерьез подраться с кем-нибудь на кулаках, — два. Первая за долгое время игра, заставившая сплоченный коллектив своих рецензентов пожалеть об отсутствии coop-режима, — три. Первая в истории журнала рецензия за подписью пяти авторов — четыре. Пункты с пятого по пятидесятый — см. ниже и вокруг.


Первый орк — тяжкое испытание для юного подована. Свинюка отлично управляется с топором, при случае прикладывается к фляжке с живой водой, рычит и мастерски снимает с нас кровавую стружку. Молодой самурай, за последние 10 минут навострившийся декапитировать тощих ублюдочного вида гоблинов не без некоторого даже изящества, жутко удивляется и мрет, как муха, не один и не два раза.

ПРОБИВОНО

Когда подлеца удается-таки свалить, юный воин долго бегает вокруг, истерично рубит труп мечом и с облегчением ругается.

На втором этапе он также бесполезен, но он осознает свое несовершенство и видит несовершенство других.

Безрезультатность лобовых наскоков в надежде дотянуться до вражеского горла раньше, чем он дотянется до нашего, поначалу неочевидна. В мусорных закромах лежит вкусный сыр, яблоки и прочие объедки, а за пазухой почти у каждого врага — флакончики с кровью для переливания (впрочем, некоторые утверждают, что это кьянти урожая 1990 года, но где тогда зеленый горошек?). Дело несколько облегчается тем, что первые два десятка недругов страдают откровенной дистрофией и довольствуются одним двумя попаданиями. Впрочем, мы тоже не виртуозы подобного рода смертоубийств: полдюжины ударов на первых порах серьезно ограничивают свободу маневра.

Подлый трюк. Вместо честного боя швыряться магией — ну куда это годится?

На третьем этапе он гордится своими способностями, радуется похвале других людей и сожалеет о недостатках своих друзей. Такой человек уже может быть полезен.

Со временем приходит понимание красоты удара. Из глубины “ид”, темного бессознательного, атомной субмариной всплывает на поверхность первобытный инстинкт убийства. Момент, когда мышь превращается в гарду, невнятен — кажется, это происходит между первым и вторым эпизодами. Тогда же каждый удачный удар начинает сопровождаться гортанными выкриками с этой стороны монитора. “У, сволочь, получил? Получил?! Получил?!!” А из колонок — звуки, явно записанные в мясном павильоне центрального рынка города Ростова-на-Дону. Сочные, вязкие удары стали в плоть. В мясо. Чувствуешь себя маскулинным персонажем с обложки любого из дисков былинного ВИА Manowar.

На высшем же этапе человек выглядит так, словно ничего не знает.

Все, что связывает вас с цивилизацией, отступает. Изрубленный без изысков неприятель не доставляет удовольствия. Сквозь высшее образование проступает особое позерство ландскнехта. Нужно так: подскок к зомби, удар Rage поперек грудной клетки. Стоим к нему спиной, не оборачиваемся. Стоим. Ракурс — голливудский. Зомби шатается, хрипит, не может поверить, что его lifebar уже на нуле. Начинает медленно оседать на подгибающихся ногах. Разворачиваемся — и одним движением с ревом сносим ему башку, которая... которая, весело подскакивая, безвозвратно улетает с обрыва.

ПРОРУБОНО

Это общие этапы. Но есть также еще один этап, который важнее всех остальных. На этой стадии человек постигает бесконечность совершенствования на Пути и никогда не считает, что прибыл.

Два пса-призрака, одни из авторов этих заметок, провели немало времени в спорах следующего содержания:

“Не могу решить, кто больше радует — Варвар или Рыцарь?” — “Конечно, Варвар. Щиты — предельно дурацкое изобретение.” — “Зато можно переждать атаку в блоке, после чего уже рубить...”

Открылись недетские просторы для маневра и, не побоимся этого слова в применении к “топорному” жанру, тактики. Один из нас предпочитает последнее танго в Париже: отскочить в сторону, рубануть по ногам, увернуться, снова по ногам, отскочить назад, не делать длинных замахов, не раскрываться. Второй — блоки щитом, оборону, хирургические удары sablazo. Еще один играет за всех попеременно: час Амазонкой, час Гномом, по полчаса Рыцарем и Варваром, а в свободное время учит “молодых” жизни. Жаль, черт возьми, что нет coop-режима: сообразить на троих было бы очень кстати.

Один из первых боссов, так и не успев хорошенько получить, исчезает в синем пламени. See ya next time.

А пока приходится бить друг дружку по лицам в попытке выяснить, какой персонаж лучше. В Rebel Act Studios умудрились сделать действительно разных героев, то есть игру придется проходить четыре раза, никуда не денешься. И пусть уровни почти все одинаковые (разве что подаются в разной последовательности), пусть сюжеты не блещут изысканностью и разнообразием, но сам процесс отличается настолько, что воспринимается как совершенно новый игровой жанр.

Вот Амазонка — явно “читерский” персонаж. Не обращайте внимания на смешные цифры здоровья и энергии, — трехметровая палка с острыми лезвиями на конце приканчивает любого врага за один удар. И удар этот наносится с закрытыми глазами даже во сне. Наличие ровно одного полезного комбоприема из двух возможных в разделе Abilities, да еще и доступного со второго уровня, позволяет не напрягать запястья, а сосредоточиться на процессе. Уровня с 14-го встреча с минотавром, гордо несущим свои “семь тысяч здоровья”, воспринимается как милая шутка. Три удара Axe Spear (можно даже сквозь стену — палки дли-и-ин-ные), — и бычок роняет свой смешной топорик, так и не успев ничего сказать в ответ. Настоятельно рекомендуется начинающим, ибо учиться блокам не обязательно, да и энергии хватает на любую серию ударов...

Варвар — персонаж для настоящих мужчин. Огромнейший “ножик”, хирургически снимающий головы сразу тройке врагов, опасен только одним: тяжеловат, особенно первые несколько уровней. Пока мощный мужик, играя мускулами, раскручивает его над головой, обычно выясняется, что руку, державшую меч, враги уже давно отрезали, причем без анестезии. Не горюйте: сила придет с возмужанием.

Почти 200-летний Гном весело машет топориком, прикрывается щитом, с бодростью горного козла прыгает и бегает. Единственная проблема — уж очень у топора ручка короткая. Но боровичок все равно стоящий — его история, безусловно, самая прописанная.

Наконец, Рыцарь. Что-то вроде Паладина из Diablo II. Разнообразнейшее оружие, щиты, броня, в меру сложная игра на вражеских и ваших нервах. Подбирается к врагу вплотную, рубит наотмашь и, в зависимости от результата, отскакивает или прикрывается щитом (последних всегда изобилие — только успевай подбирать с убиенных противников). Очень неплох в роли второго персонажа; когда у вас уже есть некоторый опыт, хочется более близкого контакта, хватает рук на сложные комбо-удары и блоки.

В игре очень важен выбор оружия. Реагирует на него примерно тот же внутренний орган, который тянул вас в детстве к витрине с ножами в магазине “Охотник и рыболов”: у каждого из почти полусотни лезвий есть свой характер. Вот холодно улыбается короткий broadsword, вот просит крови хищный полумесяц eclipse (биться этим можно только с пятым-шестым уровнем, ибо тяжело, после каждого замаха одолевает одышка)... Все-таки обидно, что против названия “Blade” (именно так — соло, безо всяких “darkness”) взбунтовались в Marvel Comics.

ИСТЯЗАНИЕ

Наш коллега мастер меча Ягю однажды заметил: “Если сомневаешься, поесть тебе или не есть, лучше не ешь. Если сомневаешься, жить или умереть, лучше умри”.

Купивший Blade of Darkness самурай должен понимать, что подвергает свою домашнюю hi-end-систему тяжким испытаниям, граничащим с древнекитайскими пытками бамбуковыми ростками. Движок, сооруженный в Rebel Act, обладает поистине зверскими аппетитами: в привычном разрешении 1024x768 затруднительно играть даже на PIII + GeForce2, а чтобы добиться от Blade of Darkness хорошего framerate, желательно плюнуть на окружающих (которые обязательно будут показывать на вас пальцем, не переставая, впрочем, истекать слюной) и играть в позорном 800x600 (а еще лучше в 640x480, и нечего так мерзко хихикать).

Красивый меч. Красивый удар. А вот скелеты — полные идиоты.

Любое сборище врагов количеством больше четырех-пяти в буквальном смысле ставит ваш компьютер на колени: авторы не догадались ввести опцию отключения честного освещения, и каждая отрубленная конечность очень реалистично отбрасывает тень на обстановку, заставляя процессор стонать и рычать от напряжения. Результат, впрочем, столь великолепен, что машешь рукой на системные требования и играешь дальше, при каждом удобном случае хватая в руки факел и плюхаясь в воду. Казалось бы — ну все, порадовались и хватит. Полно прыгать от восторга, не дети же. А все равно — видим красивую тень и ОБЯЗАТЕЛЬНО делаем скриншот. Вдруг пригодится?

(Одному из нас, впрочем, программисты компании MiSTland открыли глаза: тени в Blade of Darkness падают только от одного источника света одновременно. Оно и понятно — будь их два и более, мы получили бы компьютеризированный альбом фэнтези-арта.)

Но визуальный ряд — это еще не все. Игра просто пронизана разнообразными мелочами, неочевидными на первый взгляд. И почти все они основаны на той технологии, что заложена в движок. Если вы заглянете в каталоги Lib, Scripts, Config или просто посмотрите, как хранятся записанные игры, обнаружится, что все построено на весьма популярном в определенных кругах языке Python, том самом, что верой и правдой служит в редакторе уровней QuArK. Язык очень мощный и удобный, в том числе и для простого пользователя, жаждущего побольше узнать об игре.

Во-первых, обратите внимание на милый файлик cheats.py в каталоге Lib и оцените, какие забавные читы предлагаются всем желающим. Использовать их несложно: добавляем в подходящее место (скажем, в конец файла Scripts\Menu.py) строчки

import cheats
cheats.ActivateMiscCheats()
cheats.ActivateLaserEyes()
cheats.ActivateWeaponGrow()
cheats.ActivateGoreCheatsCheats()
cheats.ActivateLevelCheats()

и используем кнопки, описанные в самом файле cheats.py, — к примеру, с помощью F10 включается бессмертие.

Можно и проще: как описано в NetMisc.py (в функции SavePlayerConfiguration), специальные имена отдельных персонажей автоматически включают некоторые читы. Легко и изящно

ШЕСТЬ РУН

Само собой, изюминки не исчерпываются способами обмана. Есть и законные, но не менее забавные вещи. Во-первых, когда прорубаешься Амазонкой, несказанно удивляешься, с чего это злобная игра начинает выкидывать врагов раза в полтора сильнее, чем это было в случае с Рыцарем. И только потом догадываешься заглянуть в файл LevelFuncs.py, где обнаруживаешь автоподстройку: более сильному игроку дают более сложных врагов, чтобы он не заскучал.

И еще: вы заметили, что в Blade of Darkness можно и нужно отыскивать и собирать руны? Ходят упорные слухи, что терпеливые люди, сумевшие обшарить каждый закоулок каждого уровня и нашедшие все шесть рун, оказавшись около приметного бассейна с лавой и нажав соответствующий выключатель не один раз, а много, имеют неплохие шансы спуститься в специальное место, где им дадут НЕЧТО. Среди бонусов — солидная прибавка к силе и отсутствие усталости. На-все-гда. Ищите и обрящете.

В КАЧЕСТВЕ ПОСЛЕСЛОВИЯ, ИЛИ К ТОПОРУ!

Жанры современного кино могут похвастаться такой экзотикой, как “итальянский хоррор”, “судебный фильм” или даже “поделка Стивена Спилберга”. Нам же очень милы slashers, слэшеры, среди которых всем и каждому известны “Техасская резня бензопилой — новое поколение”, “Хэллоуин”, “Пятница, 13”. Главные роли в этих картинах исполняет разнообразное холодное оружие. Саундтреком работают вопли жертв и тупые удары колюще-режущих предметов.

А теперь все внимание на сцену: здесь и сейчас мы торжественно объявляем окончательное рождение нового компьютерно-игрового жанра — это slasher!

Собственно, жанр, как мы его понимаем, делится на две очевидные категории: игры от первого и третьего лица. Разумеется, существуют и мутанты, позволяющие игроку носиться по уровням с “лезвием” наперевес и так, и эдак, но подобные случаи довольно редки и обычно страдают отчетливой хромотой на одну из ног (так, в тот же Blade решительно невозможно играть “из глаз”). (С файтингом все вышеназванное просьба не путать — совсем не то.)

Немного истории. С полным правом одним из первых ПК-слэшеров может быть назван Heretic, показавший, что “3D-action” и “шотган” отнюдь не синонимы. Впрочем, честный “слэш” присутствовал там в минимальных количествах, стыдливо уступая святое место основного режима подлым магическим штучкам.

Другое дело — Witchaven, игра, взращенная на волне успеха Heretic и Hexen. Настоящий мини-рай для любителей помахать шашкой! Witchaven 2: Blood Vengeance получает от .EXE “Наш выбор”, но, увы, умирает молодым и в безвестности: мало кто по эту сторону Миссисипи мог похвастаться в 1996 году хотя бы примерным соблюдением рекомендуемых системных требований.

Потом в дверь стучат кованым сапогом, и она резко распахивается: на пороге — Treyarch Invention с Die by the Sword в руке. Симулятор мясницкого фехтования, равного которому не было ни до, ни после. Присутствующие нервничают и прячутся за мебель. Между нами и мечом — только мышь. Комбо-ударов не существует в природе, а при определенной ловкости можно порезаться своим же мечом насмерть. Нашей рукой водит странная тварь из id дедушки Фрейда, спавшая в глубинах разума лет уже двести триста как. Хочется немедленно отправиться за Святым Граалем...

После ТАКОГО подражателям становится тяжело: в муках рождаются Deathtrap Dungeon от Asylym Studio и Dark Vengeance от Reality Bytes — игры столь омерзительные, что надежда “подраться на мечах” начинает тихо загибаться от удушья...

К счастью, в конце 99-го выходит Drakan: Order of Flame. Внимательные игроки помнят, что главный герой Drakan — вовсе не длинноногая девушка Ryan, а до неприличия шикарный дракон, оттяпавший себе большую часть игрового интереса. Тем не менее мечи и прочая утварь присутствуют в объеме, что позволяет нам с чистой совестью занести игру в “искомый жанр” и даже (о, чудо!) потратить на нее немного времени.

Все это, впрочем, как говорят персонажи классической литературы, “не то и не так”. Первая игра после Die by the Sword, заставившая нас восхищенно подвывать своим же собственным ударам, называется Rune, и все полагающиеся ей славословия вам прекрасно известны. На “родной” коробке, не подвергавшейся локализации, написано: “Spectacular Gladiator-style gore fest”. Точно, черт, точно. Неглубоко (пара-тройка ударов, преимущественно негуманоидные враги, гигантские молотки, прыжкопазлы — да вы и сами знаете), но чертовски сочно. Вкусно. Жанру — жить.

И вот теперь — Blade of Darkness. Идеальная Rune, если вы позволите такое сравнение. Гимн стали. Фонтан маскулинного шарма. Господа, к топору!

Ягю МУНЭНОРИ, Андрей Ом, Господин ПэЖэ, Михаил Судаков, Ямамото ЦУНЭТОМО


* Ягю Мунэнори (1571 — 1646), мастер меча, учитель первых трех сегунов Токугава, автор трактата “Хэйхо кадэн сё”.

** Ямамото Цунэтомо (1659 — 1721), автор легендарного “Хагакурэ” (“Путь самурая”).

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная