Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Exe67? / Последний взгляд

Латимерия

The Ward


Жанр: Квест

Разработчик: Fragile Bits

Издатель: Gathering of Developers


Сложность: средняя

Графика: 2,1
Звук: 2,3
Музыка: 2,3
Управление: пиксель-хантинг
Сюжет: 3,9
Интересность: 2,1


Суть:

The Ward — причудливая кистеперая рыбка латимерия из глубин теплого океана прошлого. К сожалению, она не отличается ни красотой очертаний, ни особенным цветом плавников и чешуек.


Системные требования:

Windows 95/98, Pentium 133, 32 Мбайта ОЗУ, SVGA, 4x CD-ROM, DirectX 7.0.

Дополнительная информация: 50 Мбайт на жестком диске.

Кто-то из нас не в своем уме — или я, или Fragile Bits заодно с Gathering of Developers. Это такая ювелирная форма умственного расстройства, когда год, век и тысячелетие расплываются одним мутным пятном. Мне хочется верить, что искажением понятия о времени все-таки страдают Gathering of Developers и Fragile Bits, но тогда в одну лечебницу с ними следует запереть еще с десяток других издателей и разработчиков.

Начните чтение с этой заметки!

Перед нами богатая событиями фантастическая адвенчура, воплощенная не менее фантастически бездарно. Даже если б компания Fragile Bits раздумывала двести лет, она вряд ли нашла бы менее удачный и менее выразительный вариант реализации. Ужасная графика, главный герой из чудесного раньшего времени и сюжет, не дотягивающий до уровня Dig или первого Space Quest настолько же, насколько историям Star Trek не хватает до Hitchhiker’s Guide to the Galaxy. Но насколько же подробно там отражена инопланетная жизнь, одна, как известно, из величайших загадок Вселенной!

Вы все, наверное, слышали о живых ископаемых, анахронических существах, что, пощелкивая челюстями, пересекают равнину современности. Таких сороконожек не приласкали бы и пять, и шесть лет назад, настолько они невзрачны. Но шесть или пять лет назад за ними по крайней мере не охотились бы целенаправленно хищники, привлеченные расцветкой, — антикварной графикой, реликтовым сюжетом и общим подходом к делу времен неизобретенного радио.

Ролевые игры и квесты больше всех страдают от подобной саранчи, заокеанской напасти, приходящей холодной зимой, яркой весной, тропическим летом и темной осенью. Неосторожные Arcatera и Wizard & Warriors уже стали добычей зубастых коллег, натасканных на поблекшие крылышки. А беззащитный The Ward, качавшийся на волнах картинок и обещаний гордого и необычного квеста с поднятыми парусами, предстал перед моим ночным взором.

Аверс луны

The Ward — классический и клинический случай потери ориентации во времени, безнадежный и запущенный. Груженная расплывчатыми слайдами и надувными персонажами тележка на трехмерных роликах, уж простите за грустный каламбур. Удивительно, что на всем немалом протяжении The Ward не встречается ни одного из тех мгновенных проблесков красоты, которые свойственны даже худшим из квестов. Какой-то фанатичный минимализм Fragile Bits, мрачная экономия на всем, от анимации до спецэффектов, заставляет вспомнить фантастический фильм с урезанным бюджетом. Всем этим лазерным лучам, сторожевым дронам, собранным из шести ромбов, и резиновым костюмам пришельцев самое место в очередной звездной эпохалке “Сатурн 12: Охотник за Леприконом”.

Кроме лунного сейсмолога Дэвида Уолкера в The Ward не встретишь человеческой физиономии — все второстепенные роли отданы “вавилонскому” сборищу пришельцев. Контролеры, Фракция, Раптоиды, Сидонианцы — чувствую, как встрепенулось сердце твое, вечный зритель “Вавилона 5”! Ты мечтаешь уже о политических интригах, сражениях, дипломатии и верном бластере, космических кораблях, бороздящих просторы Солнечной системы по маршруту Луна-Марс (и не только), одиноком землянине на огромной сцене космической оперы. И в The Ward все это есть, есть, вечный зритель, это и многое другое, этот квест вполне мог стать новой “Одиссеей 2001”, или даже просто “Одиссеей”. Но теперь представь себе, вечный зритель, что твой любимый Майкл Стражински был в состоянии представить себе только один тип пришельца: пришелец обыкновенный, хиленький бесполый гуманоид (две руки и две ноги — определяющий признак) с огромной головенкой и черными глазищами. И все уважаемые посетители станции номер пять были бы разновидностями пришельца обыкновенного ради уменьшения затрат на костюмы и труд гримеров. Именно так решают инопланетный вопрос в экономной Fragile Bits, дорогие друзья. С десяток разновидностей маленьких серых человечков населяют космос, в котором мы не одни.

Аверс луны-2

А таких героев, как Дэвид Уолкер, полностью лишенный эмоций и здравого смысла нелогичный олигофрен, не делают со времен Роджера Вилко. Из бесконечности возможных высказываний, комментариев и размышлений вслух он уверенно выбирает самые несуразные на свете варианты. “Еще один труп пришельца”. Клиника! Как нормальный квестовый герой, Уолкер разламывает любую тонкую технику, до которой только в состоянии добраться: то вытаскивает линзу из проектора, то крадет скальпель из хирургической установки. По квестовой части The Ward возникает великое множество вопросов и претензий, совсем как при прежней адвенчурной власти. Я не требую логичности, я прошу хотя бы самой элементарной сообразности решений. Уместно ли обнаружить отвертку и свежую газету в морге инопланетного корабля? Удобно ли проводить анализ крови в нескольких неотличимых пробирках с одинаковой подписью? Перебирать тридцатизначные коды с помощью персонального вычислительного устройства, в котором есть еще сотня других опций? Не чудовищно ли заставлять Уолкера ползать по вентиляционным туннелям только потому, что любую решетку он может вскрыть лазерным пистолетом лишь с внешней стороны?

Прилежный The Ward воспроизводит классические недостатки стародавних квестов с небывалой серьезностью. Болезненная смерть ждет на каждом экране, неуклюжие ходы и символические головоломки переминаются за ее спиной. Впрочем, это тот случай, когда даже приятно вспомнить старый режим. Да, еще: путешествия по коридорам выполнены в стилистике, модной при царствовании Eye of the Beholder. Статичные скачки на крохотном экранчике. Что, конечно, тоже клиника.

Реверс луны

Сценаристы Fragile Bits не совсем бездарны, они честно отработали сложную историю в обширном и необычном мире. Ошейник, парализующий заключенного ультразвуком, голографические проекторы и хирургические роботы, компьютерные системы Контролеров... Каждый значок на дисплее, каждое инопланетное устройство, весь чужой алфавит и все чужие технологии закономерны и логичны. Это станет ясно, как только Уолкер выучит язык Фракции при помощи вживленного имплантата. У Раптоидов, к примеру, совсем другая языковая структура.

Огромная масса информации, отчетов, сводок, рапортов, что содержится в базах данных кораблей, оказалась бы невостребованной и в гораздо лучшей игре, но подобный труд хотя бы вызывает уважение. Есть очень красивые сюжетные ходы, к примеру, та сценка с Уолкером, под носом у Раптоидов контрабандой провозящим на Марс опознавательный знак революционеров в проглоченном биологическом контейнере. А создание контейнера — еще одна хвалебная песнь, для этой цели имеется вполне приличный электронный микроскоп, показывающий три витка спирали ДНК маленьких серых человечков.

Последний элемент The Ward — головоломки, и они на удивление неплохи. Есть и маленькие хитрости — отверткой следует подковырнуть панель и переназначить ток энергии с голубого перстня, открывающего дверь, а потом уже подбирать комбинацию из красного, синего и зеленого. Есть и произведения пазлового ремесла небывалой сложности — как та, самая первая, цветовая. Вы знаете, при сочетании каких четырех цветов образуется белое пятнышко? А при каком порядке их наложения? Сумасшедшее количество комбинаций и огромная работа по их сопоставлению.

Конечно, неплохие головоломки и бытовые детали космических кораблей еще не повод, чтобы играть в посредственный квест пятилетней давности. Если The Ward и представляет интерес, то только как реликт, как динозаврик среди небоскребов, как та считавшаяся вымершей рыбина, обнаруженная в каком-то океане.

Маша Ариманова

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная