Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Game.EXE №12(41)’1998 / В центре

Искусство скриптовых миниатюр

Half-Life

Странное это ощущение — когда крыша уезжает. Не то, чтобы неприятно, но щекотливо. А все почему? Не надо было устраивать сеанс одновременной игры в Half-Life и Thief. Теперь гасить факелы, выглядывать из-за угла и поливать врагов из МР5 хочется везде. А как худо без гранатомета в средневековом замке, вы даже представить не можете!

Но отделить Гарретта от Гордона все-таки придется. Во имя справедливости. Да, Thief бескомпромиссно загоняет Half-Life пинками в самый дальний и темный угол. Чем? Своей оригинальностью. И ответить вроде бы нечего, кроме патетичного “сам дурак — графика кривая”. Но о нескольких днях, проведенных в Black Mesa, вспоминаешь с нежностью, как о первом оглушенном стражнике.

Меня зовут Фримен, Гордон Фримен

Понимаете, Half-Life — это не “экшен” и не “шутер”. Это приключение. Думайте о Half-Life, как о романе или фильме. И увидите, что он ни в чем не уступает традиционным способам повествования. Причины успеха? Элементарно: единый мир, от начала и до самого конца, плюс удачные скриптовые вставки на протяжении всей игры. Ну хорошо — еще отличный “реалистичный” дизайн всех без исключения архитектурных конструкций, их замечательная стилистика. Не забудем и про необычайно просветленные мозги пехоты. И все. Ничего больше.

Роликов, будь то мультипликация или редкое в наше время FMV, нет в принципе. Немногочисленные сюжетные сценки делаются на том же самом “модифицированном” Quake engine’. Самая большая и неудачная среди них (неправда! — ББ) — вступительная. Типичная демонстрация технологии. Ее невозможно “промотать”, а каждый раз, начиная новую игру, смотреть, просто нет сил. Пожалуй, единственная серьезная осечка Valve. Больше их не будет.

Главный герой игры, мистер Гордон Фримен (Gordon Freeman), также остался без внимания сценаристов. Он вообще ничего не говорит, мы никогда не видим его со стороны. Вы это он, он это вы. Лишь битмэп в заставке (и обложка 10-го УЧУ) портит стерильную атмосферу анонимности. Перед нами красивое лицо интеллигента на тропе войны. Известный факт: школьный учитель может стать безжалостным и хладнокровным, если угрожать его подопечным и загнать в угол его самого. Впишите в этот список и ученых. Фримен любит рассматривать свое оружие, чистить его, передергивать затвор и дразнить Снарка. Вот и все, что мы о нем знаем.

В Half-Life интерес представляет не герой, не оружие и даже не сам сюжет. Все перечисленные аспекты игры выполнены Valve на достойном уровне. Но в них самих нет ничего необычного или революционного. Вся изюминка в том — как окружающий мир каждый раз, за каждым углом, в каждой комнате преподносит себя исследователю-игроку. Слышали про анимированные детские книжки? Half-Life сделана в точности по указанному рецепту — только для публики постарше. Поэтому нет никакого смысла описывать что-либо, кроме самих ситуаций, с которыми сталкивается наш ученый во время своих попыток вырваться из подземного кошмара. Магия Half-Life — это умение рассказывать сказку. Всего лишь.

Тридцать случаев агента Фримена

Эдгар По тоже писал сказки. Смачно, с чувством, с расстановкой. И с характерным злобным юмором. Пусть Half-Life не веселит вас постоянно, но время от времени хохмы авторов выводят из равновесия. Игре скорее присущ странный, жестокий (злобный и жестокий — совершенно разные вещи) юморок поколения, воспитанного на боевиках. Дать человеку упасть в обрыв и заявить, что “отпустил” его. Вышибить жертве мозги и заметить: “Он наконец-то пораскинул извилинами”. Вот это стиль Half-Life. Каждый новый “день” имеет свое название. Как серии “Секретных материалов”. Даже подача похожа: “November 18, 19:31. Unforeseen Consequences”. Вперед, Фримен. Посмотрим, кто кого скушает.

Полагаю, все уже знают о провалившемся эксперименте в секретном государственном научном комплексе Black Mesa. В результате непонятных манипуляций с материей и временем в наш мир врываются монстры.


Выползаем наружу и видим трупы. Люди в белых халатах запачкали своими внутренностями чистые стены лаборатории. Неряхи.


Взрыв. Такое впечатление, что Гордон, как это было принято в его студенческие годы, опять раздвинул свое сознание “маркой”. Смешной глюк: зеленые миры, жабомордые твари. Выползаем наружу и видим трупы. Люди в белых халатах запачкали своими внутренностями чистые стены лаборатории. Неряхи. Где же уборщица? Свет мигает, воет сирена, двери не открываются. Ополоумевший лазер занимается высокохудожественным изготовлением макраме из стен, пола, потолка и вас, если сунетесь. Жуткие ощущения. Вы ползете на карачках по мясному фаршу, который недавно был вашим коллегой. Сэм? А может, Макс? У салата нет лица. Оружия тоже нет. Зачем ученым оружие? Приходит осознание, что если вас захотят съесть, то нет никаких средств переубедить проголодавшегося. Поэтому от каждого громкого шума вы подскакиваете не только ТАМ, но и ЗДЕСЬ, в реальном мире. Глупо, да? Доползаем до лифта, вызываем его. Мимо с воплем ученого и скрежетом металла пролетает вызванная вами кабина. Нет, вы видели это лицо? Как вы на “американских горках” в прошлом году. Приятно, что нажимали на кнопку вы, а внутри сидел он. Ведь могло быть и наоборот. От этой мысли снова становится грустно. Взбираемся в шахту лифта, поднимаемся выше. Несколько секунд задержки, и новый уровень подгружается. Оглядываясь, вы видите уже пройденную шахту и мигающий свет на этаже, откуда вы вышли. При желании, всегда можно вернуться. Открываем двери лифта, проходим несколько больших холлов. Подгрузка уровня — снова ждем несколько секунд. Подтаскиваем ящик, по нему забираемся за навесной потолок, в пространство между этажами. Открываем вентиляционную трубу, ныряем внутрь. Подгрузка. Итак, вся игра — единый, логичный, связанный путь наружу. Такое впечатление, что путешествуешь по чертежам того самого секретного объекта.

Из прозрачной клетки к вам выскакивает таракан-акселерат. Какая прелесть! Ваш первый инопланетный монстр. Добро пожаловать на Землю, брат по разуму. Радость угасает только когда вы понимаете, что: он голодный (раз), вы не умеете драться кулаками (два). Кто сказал, что негры — лучшие в мире бегуны? Гордон Фримен, белый, умеет улепетывать значительно быстрее. Монтировка. Сухопутный осьминог резво прыгает, промахивается и с тихим треском врезается в стену. И тут же огребает железным прутом по самое-не-хочу. Страшно? Да. Довольные и гордые собой, мы вступаем в следующую комнату, потолок падает, и из дыры вываливаются еще три Headcrab’a. Боже, почему никто не догадался выпускать железные мухобойки? Они были бы так популярны в Black Mesa.

Вы ведь никогда не думали, что обнаружить пистолет — это такое счастье? Патронов до смешного мало, так что деремся по-прежнему монтировкой. Но теперь отовсюду доносится аппетитное чавканье. Это монстровая столовая (каламбур). Очень отвлекает от любых мыслей. Вот коллегу кто-то затаскивает — ногами вперед — в вентиляционную трубу. Слышится причмокивание, и оттуда вываливается клубок внутренностей. Вы не успеваете оклематься от шока, как железную дверь неподалеку кто-то начинает открывать достаточно интересным способом. Головой. Сталь скрипит и прогибается! В конце концов металл не выдерживает, и наружу выходит зомби. Они вообще любят эффектные появления. То вышибают кирпичи из стенки, то выносят крепко заколоченную досками дверь вместе со всеми баррикадами. Остается только вздрагивать и экономить каждый патрон.


Волнение сменяется яростью. Досылаем последний патрон в ствол и бросаемся вперед. Лишь одна мысль: “Хотели от нас избавиться, сволочи?”


Вы ведете бой, а по второму этажу проскользнул джентльмен в костюме и с “дипломатом”. Уже привычно прикончив остающихся зомби, вы бегом отправляетесь наверх, но никого не находите. Вот он показывается снова, за запертой дверью! Кто это такой, черт подери? Здесь умирают люди, в конце концов вам тоже требуется помощь — а этот в штатском разгуливает по комплексу, как по собственному дому. Какая неприятная физиономия!

Шотган и МР5 научили вас очень важной вещи. Всегда перезаряжайте оружие. Это может спасти вашу никчемную жизнь. “Зачистили” комнату — перезарядили. Подстрелили монстра, удостоверились, что вокруг никого нет, — дослали патроны в шотган. Если хотите жить, перезаряжайте. Каждый дополнительный патрон в стволе, а не в рюкзаке способен решить исход схватки.

И снова шахта лифта. Кабина застряла, и ее пассажир попытался выбраться сам. Идиот. Он не удерживается и с криком падает вниз. Вы ничем не могли ему помочь. Не надо, не надо. Возведете молитву позже.

Характерно “похрюкивает” радио. Нет, это не бессвязное бормотание Alien Slave’ов. Счастливый, вы выбегаете на лестницу и видите, как один из ученых встречает крепкого парня в маскхалате. Подмога пришла. Ученый получает очередь в лицо, пехотинец докладывает по радио. Волнение сменяется яростью. Досылаем последний патрон в ствол и бросаемся вперед. Лишь одна мысль: “Хотели от нас избавиться, сволочи?”

Безумие. Приходится воевать со своими. Эти ребята настоящие профи и всегда работают группой. Выскакиваем из-за ящиков — и сразу выстрел из подствольного гранатомета. Плотная группа спецназа мгновенно рассыпается. Некоторые прячутся за колоннами и уложенными в стенки мешками песка. Другие бегут — что и требовалось. Джоггинг до следующего укрытия и, одновременно, удачная попытка снять “спортсменов”. Они заслужили эту порцию свинца в спину.

Снова за стеной из мешка. Впереди дзот, и парень внутри не хочет угомониться. Кажется, именно так чувствовал себя Матросов. Ну, с Богом! Встали, кинули гранату и бегом, к следующей линии мешков. Оопс! Через импровизированную стенку перелетает ответная граната, затем другая. И, мирно звякнув, укладываются рядом с вами. Выбор невелик. Пулеметчик может промахнуться, но граната — никогда. Снова лихорадочный бег под треск МР5 и станкового пулемета.

Только на поверхности вы начинаете понимать, что происходит. Они охотятся на вас! Обложили, как волка. Подлец-вертолетчик слишком хорошо натаскан. Но надо пробраться в здание соседнего комплекса, и другого пути нет. Снова бегом. Вы дичь. Он охотник, он неуязвим. Хочется в ярости палить по кабине, но это от бессилия. Надо бежать.

Могучее щупальце пробивает прозрачное стекло кабины управления и легко накалывает на огромный шип парочку человечков в халатах. Этот цветочек питается мяском? Восхитительно. Лучше не бывает! И ориентируется только на слух. Значит, короткими перебежками. Несколько торопливых прыжков в сторону — и замереть! Когда оно перестает искать, снова вперед. Этот нестерпимый стук когтей по рифленому металлу...

В местном бассейне поселился крокодильчик. Служитель испуган до полусмерти и боится приближаться. Видимо, придется взять арбалет, забраться в “акулью” клетку и спуститься вниз. Хорошо бы кинуть этого труса в качестве приманки.

Кататься на поезде — одно удовольствие! Только успевай перезаряжать. Испуганные солдатики никак не ожидали, что из-за торпеды дрезины по ним начнут палить. Гордон Фримен — человек и бронепоезд.

Жалкое зрелище: пара пехотинцев пытается сладить с Gargantua. Секунда — и аппетитное блюдо “морпехи-гриль” готово. Эта дрянь может скушать даже танк! Хорошо, что несчастное пушечное мясо уже ничего не видит. Надорвали бы животики, наблюдая гонку преследования Gargantua — Freeman.

Тихий, на удивление тихий ангар. Это молчание угнетает. Справа! Шаги, словно шелест ветра. Акробатический прыжок, выстрел и стремительный уход из-под огня МР5. Это снова Assasin. В следующий раз навстречу дробному шагу по полу зазвенела “лимонка”. Нет, девушка, приглашать вас на ужин не хотелось бы. Особенно в таком виде. А где ваша голова?

Внутри военной базы идет настоящий жестокий бой. Пехота пытается отбить атаку телепортирующихся прямо перед позициями инопланетян. Самоуверенные наглецы. Жужжат пчелы Hivehand, дробно стучит крупнокалиберный пулемет, трещат старые добрые МР5. Лучше переждать, пока все успокоится. Вот когда угомонятся, тогда и перелезем через стену.

Пойман и сбежал! Вот только отняли оружие. Открываем люк вентиляции и оказываемся в клетке. Что за невезение! Почему именно здесь обитают шесть “собачек”? На полке, прямо за гадкими созданиями, 357-й. В револьвере ровно шесть пуль — по одной на вопящую тварь. Вы думаете у вас есть время? Пара секунд — не больше, Фримен. Или запинают.

Танки? Они послали технику с поддержкой пехоты против одного-единственного ученого? Наверное, их сильно задела потеря того “Апача”. Но что поделаешь, не он один умеет стрелять ракетами.

Наш выбор

Half-Life


Valve Software
Sierra Studios

Графика 90%•Звук 90%•Сюжет 99%
Интересность 93%


Отличная сказка про человека, который смог постоять за себя и получил заслуженную награду. Нет, это не игра. Это великолепный детектив.


Windows 95/98•Pentium 133
•24 Мбайта RAM•2х CD-ROM
•SVGA (Hi Color)

Снова ползком по трубам. Но еще до того как появилась возможность коснуться двери, она приоткрывается, и ухмыляющаяся физиономия кидает внутрь связку динамита. Три секунды — не больше. И только когда сквозь подрагивающую поверхность воды наблюдаешь за тем, как труба выдыхает длинный язык пламени, понимаешь: снова выжил. Назло.

Минута на перекур

В игре много таких “отрепетированных” сценок — гораздо больше, чем то, что поместилось на трех журнальных страницах. В начале их больше, ближе к концу меньше. Да вам просто становится не до скриптов: монстров слишком много, они чересчур ловко управляются со своими пушками. На смену вышибаемым дверям и перевариваемым ученым приходят пулеметы, ракетные установки, гаубицы, с помощью которых вы сможете задать хорошую трепку неприятелю. Из коридоров комплексов — глубоко под землю, потом на поверхность и снова внутрь бетонных строений. Смена декораций не хуже, чем в любом голливудском блокбастере.

В финале воедино связываются все сюжетные нити, становятся очевидными многие непонятные вещи: и поведение солдат, и роль Человека с Дипломатом, и истинные цели, для которых и был построен секретный комплекс Black Mesa. Но кто начинает читать книгу с конца? Боритесь за жизнь Гордона Фримена, покорите инопланетян — и вы получите ответы на все вопросы. Поверьте, концовка вам непременно понравится.

Александр Вершинин

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная