Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Game.EXE №8(25)’1997 / Первый взгляд

Broken Sword II

С любимыми не расставайтесь

Самое главное достоинство любого эксклюзива — то, что им можно похвастаться. Вот я и хвастаюсь: фирма Revolution Software взяла да и прислала нам игровую демо-версию (вернее, не демо-версию, а три полных уровня) игрушки под названием Broken Sword II: The Smoking Mirror, которая — ни за что не догадаетесь! — является продолжением игры Broken Sword: The Shadow of the Templars, ставшей — ни за что не вспомните! — нашим “Квестом года’96”!

Может, нас так одарили за то, что мы такие хорошие, а может, директор Revolution Тони Уорринер (см. интервью ниже) просто растрогался: видно, уж очень впечатляюще я нажаловалась на Virgin (бессменного публикатора Revolution), которая нагло надула меня на E3 (что взять с гиганта отрасли!). Милая дама-менеджер клялась и божилась, что в пресс-паке фирмы есть, кроме всякой дребедени, и демо-версия “Сломанного меча-2”, а никакой “демы” там вовсе и не было.

Правда, и на этот раз между мной и заветным диском встали разнообразные рогатки и препоны. Обманщица Virgin была далеко, зато все теснее стягивали кольцо оскаленные остатки железного занавеса и прочие советские реалии: мистер Уорринер наивно отправил сувенир обычной английской почтой, не учтя, что потом он окажется в руках почты советской, которую “обычной” никак не назовешь. Впрочем, на этот раз халявщица, которую у нас традиционно символизируют две перекрещенные молнии (чтоб никто не увернулся!) не особо блеснула: донесла таки диск до Москвы целым и невредимым, и не “через три дня, в крайнем случае — через восемь”, как недальновидно пообещал Тони, обманутый прелестями английской системы связи, а через три недели, отчего этот материал и не попал в предыдущий номер.

Но ведь все хорошо, что хорошо кончается, правда? Я сижу перед компьютером, а на экране Джордж и Нико бурно выясняют отношения, вызволяя попутно сокровища ацтеков из грязных лап наркобизнеса. Жаль, что мы не увидим до самого октября, чем это все кончилось...

Где ты был, Адам?

Признаться, я запускала этот золотой диск с легким содроганием: а ну как фигня? Страшно иметь дело с продолжениями вообще, а со сделанными так быстро — тем более. Сами посудите: года не прошло, а Джордж снова попал в переделку, опять пропадают без него древние сокровища, опять ему колесить по свету и завоевывать Париж — и прекрасную, но такую упрямую и любопытную корреспондентку Николь!

“В Америку, по делу”, — честно отвечает на этот вопрос Джордж всем, кто его задает. Пришлось ему на полгода оставить свое черноглазое сокровище в Париже без присмотра — и, похоже, оно немедленно начало смотреть на сторону! Во-первых, заинтересовалось культурой Центральной Америки, во-вторых... Не знаю даже, как об этом сказать... Короче, представьте, что вы находите в сумке у любимой девушки... э-э-э... интимнейший предмет дамского туалета, который, во-первых, вам не нравится, во-вторых, вы ей его не дарили, в-третьих, она его тоже не покупала, и тому есть доказательства... то есть, говоря прямо и вбивая все точки над i, предмет этот ей подарил подлец Лабино (помните малохольного историка, который так помог нам в первой части?) и нагло сопроводил свой пакостный презент слюнявой запиской, которую и читать-то противно...

Так, слышу возмущенные голоса сторонников взаимного уважения, слепого доверия и нечтения чужих писем (даже если они адресованы нашим любимым): “Где это Джордж нашел этот предмет, причем явно отдельно от Николь, да еще в сопровождении записки? И почему это он позволил себе прочитать эту таинственную записку, к чему бы она ни прилагалась? Может, Андрэ и подлец, но и Джордж ведет себя не лучшим образом! Похоже, прошедшее между двумя играми время не пошло ему на пользу!”

Ну, что я могу сказать в его защиту? Только то, что не стоит быть ханжами и судить его сразу и по обычным меркам: посмотрела бы я на вас, ревнители нравственности и джентльмены-до-кончиков-ногтей, если бы вы только что обрушили огромный книжный шкаф красного дерева на ядовитого паука, раздавив его в омерзительную грязную лужу, сумели выпутаться из веревок, которыми вас прикрутили к стулу (явно надеясь, что навсегда), затушили маленький пожар при помощи сифона, да еще хлебнули текилы, чуть не заглотнув червяка, а маленькая сумочка с трусиками, помадой и дурацкой запиской — единственное, что у вас осталось от бедной Николь, которую — бесчувственную, пораженную ядовитым дротиком — только что похитил злобный ацтек (или, проще говоря, мексиканский эмигрант) в цветастом кушаке... Посмотрела бы я на вас! При условии, что графика была бы такой же безукоризненной, как в Broken Sword, и вы двигались бы так же естественно и легко, как Джордж, конечно. Иначе зачем и смотреть?

Плоский объем и игра полутеней

Как вы уже поняли, я быстро забыла о своих опасениях: Джордж остался Джорджем, Париж — Парижем, а Broken Sword — Broken Sword’ом.

То, что больше всего поразило нас в Broken Sword: The Shadow of the Templars, — потрясающий эффект “трехмерности”, создаваемый исключительно за счет тонкой проработки деталей, отличного чувства цвета и идеального просчета изменения пропорций и ракурсов при движении — во второй части игры стало еще ощутимей. Теперь даже во время неинтерактивных анимированных вставок фигуры героев будут накладываться не на “плоский” мультяшный фон, а на тот же живой и объемный мир Broken Sword. Тот легкий (хотя и не нарушающий общего строя игры) перебой стиля, который эти вставки создавали в первой части, теперь исчез.

Немного упростился интерфейс: пропали симпатичные шестеренки, символизирующие “действие”, и лупа — теперь вместо них на экране будет перекрестье-прицел. Честно говоря, мне немного жалко шестеренок: они были такие хорошенькие! И сразу настраивали на деловой лад. Слава Богу, рука — то манящая за экран, то намекающая, что данный предмет неплохо бы взять или, на худой конец, потрогать, — осталась. Без нее было бы совсем никуда! Она ведь тоже герой, почти как сам Джордж!

И вот она его манит, манит за экран, и он идет по своему удивительному плоско-трехмерному миру, который за это время, конечно, стал еще полней, живей и объемней: теперь в нем есть тени, самые настоящие! Они ложатся, играют на людях, на предметах, делая их еще реальней, и свет Broken Sword — то пронизанный солнцем парижский воздух, то скользящие сумерки — стал еще осязаемей. Это тот самый редкий случай, когда можно сразу увидеть, куда ушли ресурсы, затребованные возросшими “минимальными требованиями”.

Более того, этот процесс (возрастание качества в прямой зависимости от возрастания требований) можно просто-напросто увидеть своими глазами, “в живую”: в интерфейс теперь введена новая опция: “повысить/снизить качество графики”. Такой бегунок, который, пока тянешь его с “минимума” на “максимум”, на глазах накладывает на картинку эти самые тени — и она все больше и больше оживает, делается осязаемей и объемней.

Не возвращайтесь туда, где были счастливы

Нет, на самом деле я от своих страхов избавилась совсем не так легко: первые две сцены в BS2 меня слегка разочаровали. Нет, та же отменная графика, та же великолепная анимация (чего стоит ядовитый паучок, постукивающий ножкой по полу, — страшней динозавра из “Парка юрского периода!), но... Задачки похуже. Пропали их восхитительный реализм и правдоподобие (какими бы дикими и фантастическими они ни были по сути), пропали логичность и в то же время неожиданность их решений — то, за что и получил BS1 “Квест года” в первую очередь (эстетика эстетикой, а игра — игрой! Мы призами не разбрасываемся и не даем их за красивые глаза — даже за такие красивые и высокотехнологичные, как в Broken Sword!).

Глубока была моя депрессия, омерзительно чувство неловкости: выклянчила эксклюзивчик, и придется теперь поливать его грязью во имя Истины и Справедливости — лучше бы его наша “с толстой сумкой на ремне” и вовсе замотала! Лучше б мне его не видеть (как бы приятно на него ни было смотреть!).

Нечаянная радость

Прошла я эти две сцены, “скрипя сердцем”, как старой дверью, и... Попала в художественную галерею, где и экспонатов-то кот наплакал, и народу почти никого, сделала шаг (вернее, Джордж сделал шаг) — и вдруг мой Broken Sword вернулся! Это было так же смешно, так же просто и в тоже время непредсказуемо, как прежде, и персонажи стали опять персонажами моего любимого “Меча”: их надо было понять, с ними надо было поговорить, их надо было заставить работать на себя — пока они вовсю пытались использовать самого Джорджа!

Ну и получили по заслугам: жирного критика мы отлично пристроили на витрину с бесценными экспонатами (жаль, от них в результате ничего не осталось), а импозантный хозяин галереи принялся так увлеченно скорбеть над своим разбитым барахлом, что мы с Джорджем вполне успели залезть в подсобку и найти там кое-что интересное.

А уж когда мы добрались до Марселя! Представьте себе: Broken Sword, ночь, марсельские доки, собака-убийца по кличке “Двадцать”, проволочный забор — и сторож, который всю жизнь питался исключительно бобами и фасолью, и только иногда, для разнообразия, горохом, отчего с ним очень трудно разговаривать — хотя бы в силу дурного характера...

Короче говоря, разобралась я с ними со всеми, и даже с ацтеком Пабло, и прекрасную, хотя и неверную (похоже на то) Николь успела вызволить из его лап, и найти пару наручников! Но голову пришлось поломать — Бог ты мой! Иногда мозгов не хватало, иногда от смеха не думалось... Broken Sword, одно слово! Знали бы вы, как я расстроилась, когда на экране наконец появилась вставленная заботливой рукой надпись: “No anim resource for George (8). Broken Sword 2 must terminate :(”!

Ну и когда я теперь узнаю, что там было дальше? Неужели только через месяц?! Ужас, сколько еще ждать!

Наталия Дубровская

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная