Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Game.EXE №1(18)’1997 / Впрок

Живые трупы

Солюшен к игре Broken Sword: Shadow of the Templars

Окончание. Начало см. в номере #11-12 журнала “Магазин игрушек” за прошлый год.

У замка

В ворота можно не ломиться — заперто. Вот разлапистый стог у стены — это перспективно! Жаль только, интеллектуал в перемазанных в навозе сапогах, который его сторожит, ни за что нас не пустит!

Что ж, заболтаем... Главное — рассказать о красной машине и несчастном случае с Шоном. Шон? Да это же племянник доброго фермера, именно он так бездарно сложил сено на телегу, черт бы его побрал!

Неужели дядя не хочет пойти узнать, что случилось?! Оповестить полицию? — А зачем, если уже поздно? Кроме того, если он уйдет, какой-нибудь бездельник непременно залезет на стог и сломает себе шею! — Ну, это как раз ерунда! Тимуровец Джордж посидит, постережет, никого не подпустит — ты только иди, иди, выпей пивка!

Слава Богу, ушел! Лезем наверх...

Так, в стене над стогом — удобный пролом, но все равно высоковато! Берем примочку для открывания канализационных люков (хорошо, что Джордж не оставил ее в Париже!) и вставляем в выбоину в стене (она слева). Отличная опора! Теперь ничего не стоит подняться... Вот мы и в замке!

Замок

Эй, что это?! А Джордж еще не верил в привидения!

Конечно, это просто козел на веревке, жующий какую-то гадость, но лучше бы он был призраком! Призраки хотя бы не бодаются! Вон он, люк в подземную камеру, справа — но как туда подойти?! Бородатое чудище бегает очень шустро, а веревка у него длинная!

С другой стороны, у стены, лежит какая-то желязяка — так козел и к ней не пускает!

Выход тут один: двигаемся к люку, получаем свое и ОЧЕНЬ БЫСТРО кидаемся к железке с другой стороны.

Есть! Прижали веревку к земле — пусть подергается, рогатый! Спускайся, Джордж!

Камера

ОК, что тут у нас? Красивая резная дверь... не открывается! Панель с пятью дырочками на стене... пальцы туда совать смысла нет.

Скульптура... Со стены свалилась. Ну-ка, поднимаем... Уронили! Тяжеловата она для одного Джорджа. Поставим на место.

На скульптуре сзади пять шипов — вот они, отпечатались в песке. Наводит на мысли!

А на столе что? Вот это удача — гипс! Берем чуть-чуть, насыпаем на отпечаток в песке... Теперь нужна вода. Где же ее взять? Идем обратно в паб!

Паб

Все те же, только еще дядюшка-философ добавился. Стоят, нудят, что пиво кончилось. Бедного Шона никто уже и не вспоминает!

Наш друг Дойл по-прежнему торчит у стойки... Стоп, что это у него под локтем? Полотенце! Это нам пригодится!

Выбираем момент, когда Дойл очередной раз тянет стакан к губам — и хватаем полотенце со стойки! Теперь идем в подвал — за водой.

Подвал

Подходим к раковине, пускаем воду и хорошенько смачиваем полотенце. Теперь — скорее в замок! (Кстати, не пытайтесь проделать все это заранее, до первого визита в замок — полотенце успеет высохнуть.)

Камера

Выжимаем полотенце на гипс... Подсохло? Берем отпечаток, вставляем шипы в панельку на стене. Готово! Дверь поднялась — посмотрим, что за ней! Гобелен с фигурой висельника и надпись: Монфасон...

Nico’s Apartment

Вот Джордж и вернулся в Париж, и ему снова есть чем похвастаться! (Надеюсь, вы догадались выключить воду в подвале у Лири, когда Джордж мочил полотенце. Иначе ему пришлось бы всю ночь ее вычерпывать вместе с хозяином! Никакого сна, да еще комната на двоих с покойником...)

Здесь новостей особых нет... Нас еще ждет музей Крюн.

Musee Crune

Вот он, Андрэ Лабино! Сколько бы Джордж ни ворчал, а парень очень симпатичный. И как осведомлен! Наконец-то мы узнаем все о тамплиерах, о Филиппе Красивом, и о том, что такое Монфасон.

Монфасон — это место, где Инквизиция повесила тысячи тамплиеров. Самая страшная публичная казнь вплоть до времен Революции. Где это? Недалеко, у канала Сен-Мартен... Манускрипт? Нет, так сказать трудно — надо посмотреть.

Ох, не хотелось Джорджу называть адрес Николь! Но дело прежде всего! Рю Жарри, 361, Андрэ, и только попробуй что-нибудь учудить...

Можно навестить Монфасон — а можно и не навещать; пока там делать нечего. Лучше сходим в полицию и узнаем что-нибудь о Марке.

Poste De Police

Здравствуйте, старый знакомец сержант Му! Не очень-то он нам рад, прямо скажем. Полиция, как всегда, не любит дилетантов!

Кто такой Марке, сержант знает отлично: это негодяй по кличке Монмартрский Крот, его как раз только что уложили в больницу Хагенмайера (свои же, наверное).

Отлично, а что нам скажет Россо? Ну, разговорился! Особенно его занимают тамплиеры — прямо весь затрясся! Можно подумать, что он сам тамплиер! Если бы они не исчезли много столетий назад... К тому же он явно знал Пигрэма (хотя и начинает потом что-то темнить о знакомстве через третьи руки). С каждой минутой в эту историю впутывается все больше народу! Кстати, Лабино сказал, что Пигрэм был в Париже в то же время, что и две первые жертвы Кана — в середине июля...

Впрочем, об этом можно подумать и потом. Надо проведать Марке, навестить клинику Хагенмайера.

Hospital

Встрепанный парнишка в холле ничего не знает — он сам здесь на практике. Вот девица за компьютером обо всем осведомлена прекрасно, но ни за что не хочет нас пускать: никаких посетителей к мсье Марке! Если только вы близкий родственник... тогда можно.

Никакое вранье на нее не действует — она хочет доказательств. Пусть Джордж покажет ей карточку Мэрлина (спаси нас еще раз, вражеская визитка!). О чудо! Девица сразу расслабилась: “Мсье Мэрлин, это вы? Мсье Марке о вас столько спрашивал! Он кричал ваше имя в бреду, когда его только привезли!”

Ага! Так-то! И где он?

Минуточку... О нет! J-2! Палата сестры Крэндл!

Из краткого описания можно понять, что сестра Крэндл очень красива и отличается граничащей с садизмом любовью к порядку и дисциплине... Посмотрим!

Идти надо по левому коридорчику, а то проплутаем и выйдем обратно.

Ага, вот откуда доносился этот жуткий шум! Некто пристукнутый гоняет по полу здоровенный полотер (вроде тех, которыми пользуются бабушки в метро). Рядом с ним — дверка... В любую дверку лучше залезть, само собой!

Даром, что дурачок — сразу заметил поползновение Джорджа проникнуть в шкафчик за его спиной! Не иначе там что-то интересное!

ОК, идем за угол и вытаскиваем штепсель от адской машины из розетки. Теперь быстренько назад... Что там у нас за дверкой? Конечно же, белый халат! Хелло, доктор Стоббарт! Теперь нам не страшна любая сестра!

По коридору — и налево, в последнюю дверь.

Палата J-2. А вот и сестра Крэндл — хороша! Прямо Наоми Кэмпбелл! Увы, судя по осанке, она и вправду очень любит дисциплину.

Ну, доктор, вот вам прибор для измерения давления, и приступайте к своим обязанностям — пациент на койке номер 2, страдает провалами памяти. Полечим, полечим! Главное, спросим, где Марке. За углом, в отдельной палате — везунчик!

Все, сестра, что теперь? Теперь, доктор, осмотрите пациента на койке номер три — он только после операции.

Зануда! Все ему не так! Бесится, что в отдельную палату положили нашего Марке, а его выкинули. Ладно, готово!

Идем за угол, мимо скульптуры... Вот черт! Этот ипохондрик с койки номер три хочет, чтобы доктор измерил ему давление.

Сейчас... Обернули руку, подкачали, открыли клапан...

Не так, доктор! Что это вы со мной делаете?! — Вот негодяй! Сам бы себе и мерил, раз такой умный!

В любом случае, уйти он нам не даст — будет лезть со своим давлением до упора!

Ладно, пойдем поищем! Авось что-нибудь найдем.

В коридоре ничего нет... Возвращаемся в холл. Здесь бродит наш приятель — практикант Бенуа, и стоит — руки в боки — какой-то мрачный усач. С ним и поговорим. Он хочет посадить нам на шею своего бестолкового племянничка — вон он болтается по вестибюлю. Джордж попытается было выступать и отказываться, но... Дяденька — сам доктор Хагенмайер, владелец клиники! Тут не поспоришь.

Берем племянника Бенуа и идем назад, к прекрасной Крэндл и ее мерзким пациентам.

Так, надо еще глянуть на пациента со второй койки... А он уже все забыл! И отлично, Джорджу меньше мороки. Теперь отдаем умнице Бенуа тонометр. Если это чучело с койки номер три опять захочет померить свое послеоперационное давление, просто попросим племянничка заняться! Все равно у него практика.

Наконец-то, вот она, палата Марке! У дверей сидит полицейский, охраняет. Интеллекта у него на физиономии написано примерно столько же, сколько и у нашего друга сержанта Му. Можно с ним даже не разговаривать — просто идти в палату.

Вот разукрасили господина Марке — Крота Монмартра! Сестра Крэндл права, он явно умирает. Поговорим...

Ну выложил! Голова пухнет! Какие-то “хашашины”, которые хотят его убить, некий меч, который надо “выковать вновь”, Великий Магистр — ему надо срочно передать лохмарский камень, некий Клаузнер, отправившийся в Сирию... Боже, Марке обнаружил в музее треножник и уже нанял двух уголовников, чтобы они его стащили — это будет сегодня ночью.

Ну вот, опять Джорджа выставляют — пришел солидный усатый врач, поднял шум... Уходим, уходим!

Только Джордж оказался за порогом, как из палаты раздался тревожный писк кардиографа, напугавший Бенуа. Ничего, с пациентом врач — доктор Брейль. Что? Брейль?! Нет такого доктора в клинике!

Дверь заперта! Отойдите, господа, дорогу полиции! Доблестный сержант лихо выхватил пистолет, выстрелом выбил замок... Поздно!.. Окно распахнуто, а на кардиографе — прямая линия: пи... пи... пи...

Nico’s Apartment

Такие дела... Кстати, может, Николь знает, кто такие хашашины? Нет, она понятия не имеет! А Джордж уверен, что Марке убил не Кан? Уверен. Псевдодоктор был совсем другим человеком.

Ладно, надо идти общаться с этим... уродом.

Musee Crune

Андрэ Лабино — просто кладезь знаний! В две минуты объяснил, кто такие хашашины. Была в Древней Персии такая секта — секта убийц. Тем, кто хотел в нее вступить, давали обкуриться гашишем, их посещали чудесные видения... а после приходилось платить за эти райские сны. “Рай будет таким, — говорили им, — и ты в него попадешь, если будешь делать то, что тебе скажут”. Потом глава секты указывал жертву. Убийцы были готовы на все — лишь бы еще раз попасть в те чудесные сады, куда их однажды перенес гашиш.

Клуб “Аламут”? Странно, Аламут — то самое место, где секта была основана.

Веселым ребятам перебежал дорожку молодой американец Джордж Стоббарт! Увы, назад уже не повернуть.

Андрэ не верит, что гангстеры явятся сегодня за треножником. И слышать не хочет о том, чтобы убрать реликвию из музея. Опять Джорджу придется действовать на свой страх и риск!

Надо что-то придумать, чтобы остаться в музее после закрытия и встретить наших Гвидо с Флэпом (разумеется, это опять они).

В глубине зала стоит древний египетский саркофаг — в принципе, можно в него залезть, только надо отвлечь охранника.

Ближайшее к входу окно открывается, надо только покрутить рычажок рядом с витриной. Охранник в ярости! Дело в том, что в окно заносит запах гамбургеров из соседней американской закусочной, и его нежный французский нос безумно страдает.

Вот и отлично! Открываем окно, когда он отойдет подальше, и, пока он его затворяет, прячемся в саркофаг!

Все! Музей закрывается, охранник с трудом выставляет трудягу Лабино... Ждем!

Что это за шум?! Вот они, наши старые друзья — уже подлезают к треножнику! Что делать?!

У Гвидо пистолет, так что тихонечко выходим из саркофага — и действуем на уродливый тотемный столб рядом!

Вали его, Джордж, вали!

Готово! Стеклянный ящик на куски, бандиты в ужасе! ...А Джордж получил сорвавшейся со столба деревянной рыбиной по голове и выключился.

Что это?! С потолка упала веревка, по ней скользнула стройная фигура в костюме пантеры, отшвырнула гангстера — и назад, с бесценным экспонатом в руках!

Прощай, треножник!

Nico’s Apartment

Инспектор Россо оказался человеком благородным — отпустил Джорджа, несмотря на всю дикость его объяснений.

Но это все мелочи — треножник-то ушел! Смылся с ним наш хашашин!

Ну почему же хашашин? Он не один, кто умеет наряжаться... Вот он, твой треножник, Джордж!

Ну, Нико!.. Это уж чересчур! А если бы нас убили?! А предупредить нельзя было?

Не занудничай, бэби! Главное, треножник у нас, все в порядке. Можно примерить к нему камушек... Подходит, ну и что?

Ничего, будем искать дальше!

Зайдем еще раз в музей — Андрэ уже видел манускрипт, может, узнаем что-нибудь новенькое!

Musee Crune

Стеклянный ящик снова на месте — пустой, разумеется.

Андрэ тоже здесь. Ну, что новенького? Был ли он у Николь? Был, был, и он так... так восхищен! Такая прелесть, такая сексуальность!

Гм, это он о манускрипте, не так ли? — А? А, ну конечно о манускрипте! Да!

И что же? — Ну, не так много интересного. Наш свиточек — так, туристский ширпотреб, для паломничков. История в картинках...

А чей герб носит рыцарь на пергаменте? Андрэ сумел узнать? — Да, конечно. Это испанский герб, он принадлежал знаменитой семье де Васкончеллос. Уже в пятнадцатом веке о ней все забыли, вряд ли сейчас кто-то остался.

Ну, это мы проверим! Надо бы пока выяснить, что же такое Монфасон.

Monfacon

Милая площадь — пожилой полицейский тихо надирается в свое удовольствие за столиком открытого кафе, туристы пялятся на уличного жонглера... И не поверишь, что всего каких-то семьсот лет назад тут стояли виселицы и жадные вороны клевали измученную тамплиерскую плоть... Впрочем, судя по табличке, именно так все и было. Можно даже зайти в храм — там много интересного, а свиток в руках статуи — на самом деле маленькая подзорная труба... Во всяком случае от висельного Монфасона здесь тоже ничего не осталось. Если что и есть — наверняка под землей.

Выходим... О наш любимый путь наверх — канализационный люк!

Черт бы побрал этого полицейского! Нечего и думать поднять люк, пока он здесь торчит! Уходить же он явно не намерен — во всяком случае пока жонглер здесь. К последнему и попристаем...

Видела бы Нико, как Джордж пытается жонглировать кучей шариков перед толпой скучающих ротозеев! И как эти шарики по очереди настучали по его глупой голове — шансы Андрэ, несомненно, повысились бы.

Опозорились — можно побеседовать с полицейским.

От жонглера он в восторге, а вот от Джорджа — нет. Если бы Джордж был клоун — его жонглерство выглядело бы забавным, а так... Уи, мсье, сейчас вы смотритесь как жалкий недоумок, что поделаешь! — Значит, будь Джордж клоуном, его эксперименты с шариками смотрелись бы забавно? Хм-м, а это мысль!

Еще раз просим у жонглера мячики, красный клоунский нос — на свой! Опять пересчитали мячики макушкой — и публика в восторге! Жонглер, задыхаясь от ярости, ушел, не сказав ни слова, оставив один из шариков в руках Джорджа! Даже не захотел взять его назад...

Полицейский понял, что представление окончено, и удалился, нацепив фуражку.

Где там наша открывалка? Сняли люк — и вниз!

Sewers

Мостик, лодочка с лебедкой... Эй, а что это там, на той стороне? Красивые резные арки с надписями. Рассмотрим. Вот бы узнать что за ними! Берем опять примочку для люков (сколько раз она Джорджа выручала!) и аккуратно простукиваем резные панели. Вау! Первая от моста — полая! За ней — пустое пространство!

Что ж, простите нас, археологи (нам можно, мы с историей на короткой ноге) — тресь! Теперь заглянем внутрь... Какие-то шестеренки, рычаг... Нет, механизм намертво заело, и в дыру не пролезть. Надо бы разворотить тут все получше!

Спускаемся в лодочку, вращаем колесо лебедки, разматывая цепь с крюком. Теперь, Джордж, бери крюк и цепляй его к развороченной панели! Опять вращаем колесо... Есть! Панель так и вылетела!

Проходим внутрь. Вниз идет длинная лестница, и откуда-то льется свет. Нет-нет, только не надо туда ходить! Их там много, и у них пистолеты! Сдохнуть в канализации — не лучший способ завершить начатое!

Сбоку в стене есть проем — лучше подойти и тихо подсмотреть.

Ого! Угодили на собрание!

Вокруг каменного алтаря собрались в кружок мрачноватые личности, и среди них — наш старый друг, нобелевский лауреат из отеля “Убу”.

Прокричав пару лозунгов на тему “Будущее принадлежит нам!”, компания начинает давать отчет главному деятелю — он стоит справа.

Батюшки, да это же тамплиеры! Ничего себе вымерли 600 лет назад! Они не просто собираются на спевки — еще чуть-чуть, и весь мир будет принадлежать им! Надо только найти Меч Бафомета — а они все ближе к нему.

Бафомет? Но ведь это же идол, в поклонении которому обвиняла тамплиеров Инквизиция! Вот уж правда, нет дыма без огня!

...Теперь наш друг-лауреат получает хороший нагоняй — и все из-за Джорджа! Где треножник? Где камень Пигрэма? Где манускрипт? Где Клаузнер с линзой? Ах, в Сирии потерялся? И нечего все валить на хашашина! Никакой он не хашашин, а просто бандит!

Кто там больше всего на лауреата наезжает? Да это же доктор Брейль, угробивший Марке в больнице! Вот так встреча!

Ух, передохнули, опять приникли к пролому...

Великий магистр быстро раздает последние указания, вся команда садится в лодочку и отплывает по волнам тихой подземной реки.

Теперь можно пойти посмотреть, что там за дела!

Пещера

Так, круг с буквами, алтарь, сверху — луч дневного света... Что это за вмятинки на алтаре? Ставим треножник... Отлично! Теперь — камень из Лохмарна.

Свет разбился в камне на пять направленных лучей, и они выхватили буквы на каменном круге: M-A-R-I-B. Мариб! Еще бы знать, что это такое!

Nico’s Apartment

...Да, Нико, теперь надо выяснить, что такое Мариб! — Мариб? Это деревня в Сирии!

Ну и умная же эта Николь!

Marib

Прелестное местечко — для тех, кто любит восточную экзотику. Пыльно, душно, куча дешевых сувениров, парочка жирных американских туристов, мухи на кебабах... Можно сразу побеседовать с мальчиком у сувенирной лавчонки — очень шустрый мальчик, и прекрасно говорит по-английски. Безумно любит мячики, готов удавиться за тот красный жонглерский шарик, что болтается у Джорджа в кармане. Запомним!

Теперь — мимо продавца неаппетитных кебабов, на лестницу в стене... Еще один торговец! У этого — ковры. Ну и хитрая же рожа! И ни слова не понимает! Надо ему показать спички из клуба “Аламут” (мы их украли у Кана из брюк). Какой эффект! Сразу оттянул коврик в сторону — проходи, мол, “Алямут, Алямут!”.

Что ж, надо идти, раз приглашают!

Клуб “Аламут”

Вот и клуб “Аламут”! Немой хозяин за стойкой, детинушка рядом... Это — таксист Ултар, он нам еще очень пригодится! Познакомившись, покажите ему фото Кана.

О да, Ултар знает этого человека! Приехал, задавал кучу вопросов — как вы совсем... Об американце по имени Стобби... ну да, Стоббарт, и еще об одном человеке — Клобнер, кажется... Ну да, Ултар и сказал “Клаузнер”. Да, Клаузнер здесь был, и Ултар отвез его в своем прекрасном такси на гору Bull’s Head.

(Ничего себе! Кан знает, как зовут Джорджа, и тоже идет по следу Клаузнера!)

Может ли Ултар отвезти Джорджа на гору? О да, да, да, мой бесценный друг! Пятьдесят американских баксов, и мы полетим туда, как орлы!

Что? Нет пятидесяти баксов? О какое горе! Сердце Ултара разрывается на части, но тогда они не смогут поехать на эту прекрасную гору в роскошном такси Ултара! Какое горе!

Короче говоря, придется искать пятьдесят долларов — иначе с ним каши не сваришь!

Еще пусть Джордж попытается зайти в туалет. Заперто! Прочти табличку, приятель! Табличка, само собой, написана на чистом арабском, и понять ее... Но Ултар знает, что там написано! Там написано: “Туалет будет закрыт, пока щетка не вернется”. Подписано: “Менеджмент”.

Что это значит? О, хозяин купил прекрасную новую щетку для мытья унитазов, оставил ее у раковины, вернулся — нет щетки! Пока ее не вернут — туалет закрыт!

Мотаем на ус — и идем на улицу!

Площадь

Все то же, все те же... Продавец кебабов лениво гоняет мух... Стоп! Чем гоняет? Да это же щетка для мытья унитазов!

Надо хватать — но как? Такой жлоб! Попробуйте поговорить, но он — ни слова по-английски, объясниться не удастся.

Идем к нашему приятелю — мальчику Ниджо. Покажем мячик... Пусть Джордж поговорит с ним о продавце кебабов. Оказывается, похититель щеток Арто славен здесь своим мрачным нравом и дурным характером. Ниджо, конечно, поможет, но... Торговля, знаете, он ведь купец! Ну и вообще...

Господи, да чего ты хочешь?

Тут в Ниджо сказывается наконец его арабское происхождение — его отличный английский вдруг делается витиеват и цветист, как речь царя Соломона: “О этот рубиновый источник наслаждений! О это сферическое лекарство от скуки, которого еще не коснулась моя ладонь!” — и так на полчаса! Слышал бы жонглер — ни за что не оставил бы Джорджу мячик!

Прервем этот поток: тебе мяч? — Мяч! Мяч! — Ну и заметано: ты Джорджу щетку, Джордж тебе мяч!

Отлично, сэр! Теперь запомните эту короткую фразу и скажите ее Арто. Он растает и сделает для вас все! — Да? А что это значит? — Так... Комплимент... только скажите — он все сделает!

Ну ладно, пошли... “Иль... акл... Кальб?”

О, это был очень тонкий комплимент! Арто и правда изменился на глазах! Схватил огромный нож и понесся за Джорджем вскачь!

Ну и Ниджо, ну и помощничек! Эстет сопливый!

Уф, вроде смылись! Идем теперь к маленькому негодяю с разборками.

Ах, сэр, цель оправдывает средства, разве вы не знали? Вот вам ваша щетка! Ниджо честно заработал свой мяч!

Ворчать смысла нет — возвращаемся в клуб “Аламут”.

(Вообще-то Джордж сказал, что кебабы у Арто — из собачатины.)

Клуб “Аламут”

Вот ваша щетка, хозяин! О счастье! Вот тебе ключи, путешественник, посети туалет, пока хозяин отмывает оскверненную кебабами щетку.

Открываем ключами дверь... Хозяин прав — это, пожалуй, самое чистое место в Марибе!

Что у нас тут есть? Ничего, туалет как туалет! Можно, правда, оторвать цепочку с бачка (бедный хозяин!).

Короче говоря, пока Джорджу здесь ничего не нужно.

Опять идем на площадь. Надо где-то раздобыть пятьдесят баксов, хоть умри!

Площадь

Ниджо оттягивается вовсю: долбит мячиком в дверь. На прилавке дремлет ободранная местная кошка. Можно ее погладить. Кошка к такому обращению не привыкла — прыгнула, фыркнув, на полку с сувенирами и сидит там, злится.

Теперь нажимаем на звоночек на прилавке... Выскочил какой-то противный дядя (папа Ниджо, наверное), мячик срикошетил, отскочил на полку... Доведенная кошка взвыла и рванула в неизвестном направлении, сбросив с полки дешевенькую гипсовую статуэтку.

Ну и отлично! Статуэтка разбилась, даже Ниджо ее не хочет брать назад — а Джорджу пригодится! Сейчас он покажет маленькому мошеннику класс — загонит этот мусор за пятьдесят баксов! Надо только немного эту ерунду подстарить... Вымажем ее остатками грязного грима с платочка злого клоуна... Готово! Осталось найти потребителя.

Вот и настало время обратиться к американской парочке! Объемистый дядя в зеленых шортах сразу распознал в этом грязном обломке нечто “римское”. Не продаст ли Джордж?.. — Еще как продаст! Пятьдесят баксов — и по рукам!

Бежим к Ултару — давно пора догонять Клаузнера!

Клуб “Аламут”

Наконец-то едем! Пятьдесят долларов у Ултара, он ждет нас на площади!

Площадь

Едем, приятель? — О, сколь ужасное событие постигло нас, мой драгоценный друг! В такси (вообще-то это старый армейский грузовик, но не будем придираться!) накрылся вентилятор! Нужен ремень! — И когда он будет? — Через день. Или через неделю...

Нет, нам это не подходит! Бежим обратно в клуб!

Клуб “Аламут”

Опять берем ключи (Джордж оставил их на стойке) и идем в туалет. Грубое полотенце в ящичке на стене — то, что надо! Открываем ящик ключами, берем полотенце... (Бедный, бедный хозяин! Он теперь дверь в туалет кирпичами заложит, не иначе!)

Площадь

Вот тебе ремень для вентилятора, Ултар, и едем наконец!

О, конечно, мой бесценный друг, вперед!

Bull’s Head

Неплохой саксаульчик растет на краю скалы! Отломаем веточку... Теперь привяжем к ней остаток полотенца из туалета клуба “Аламут”... Якорь! Закрепляем всю систему в расщелине над проломом, и... была не была! Не впервой Джордж рискует сломать свою неугомонную шею!

Так, платформочка... Вон выемка в камне (на стене внизу). Пощупаем, что там... Кольцо! Тянем!

Дверь! Открылась дверь в потайную пещеру! Ну тамплиеры, ну молодцы! Джордж вас опять расколол!

Впрочем, не совсем так, прямо скажем... Только он добрел в пещере до тела несчастного Клаузнера, как раздался шум... Дверь закрылась! Он в западне — и, кажется, догадался, как умер бедный Клаузнер!

Делать нечего — осмотримся. Что там у мертвеца в карманах? Линза! Та самая! Жаль, что ее вряд ли кто теперь увидит... Статуя трехликого Бафомета (ну и мерзость! Можно понять Святую Инквизицию!), рельеф на стене — карта и надпись на латыни. Постараемся запомнить...

Дверь открывается! Наверное, Ултар пришел искать пропавшего пассажира! Ултар, стой! Не входи! Стой, где стоишь!

Это не Ултар. Совсем не Ултар. Это даже не тамплиер, идущий по следу линзы. Это наш старый знакомый — хашашин Кан-Мэрлин. Он за нами. Руки вверх — и лучше не спорить!

Из пещеры Джордж все-таки вышел — чтобы получить пулю на солнышке, похоже. Ну что ж, поговорим, коли встретились.

Лучше с Каном не спорить. На все соглашайтесь, все подтверждайте — дольше протянете... Когда же романтичный убийца спросит, какую смерть Джордж выбирает — умереть как человек или как собака, — выбирайте человека. Тогда хашашин захочет потрясти Джорджу на прощание его мужественную руку... и потрясет, ох как потрясет — только не забудьте взять электрошок!

Пока он валяется с разинутым ртом — Джордж, прыгай вниз! Не пытайся схватить пистолет с земли или врезать Кану чем-нибудь по голове. Прыгай, авось повезет.

Бах — пробили крышу ултарова грузовичка... Жив! За-во-ди-и-и!

Nico’s Apartment

Вот мы и дома... у Николь. Она с каждым разом относится к Джорджу все теплей — приятно, черт возьми, не зря стараемся.

Ну да ладно, передохнули — и в путь! Что там говорил Андрэ о семействе Де Васкончеллос?

В Испанию!

Villa De Vasconcellos

Вот это поместье! Море под боком, роскошный сад, старый дом... Вон еще красивая беседка на самом берегу.

На лужайке перед домом стоит старый садовник и трудолюбиво поливает из шланга — только радуга играет.

Ну и злой же он! Ни за что Джорджа в дом не пустит — сколько ни умоляй, сколько ни ври, сколько ни крадись тихонечко. Графиня не принимает — все!

Обходим дом... Вот отсюда идет его дурацкий шланг — через окошко в задней стене. Оторвать его не удастся... Что у нас в карманах? Ага, тонометр из больницы! Хорошенько перетянем шланг... Есть!

Садовник в ярости. Вода не идет, не назойливый ли посетитель приложил тут руку? В любом случае пусть он и не пытается пробраться в дом, пока старый Лопес чинит шланг! Не то Лопес затравит незваного гостя собаками!

Его согбенная фигура удаляется в дом, а Джордж, само собой, тихонько следует за ним.

Вот он, спиной к нам, возится с кранами. По лестнице идти смысла нет — заметит. Вот еще дверь, рядом с лестницей — посмотрим, что там. Ну и лай! Не врал добрый садовник насчет собак! Их тут хватит на сотню любопытных туристов! Быстренько выходим и... прячемся за латы — они у лестницы. Лопес пошел смотреть, отчего собаки расшумелись (“Ты там, американец! Я знаю! Держись, сейчас я тебе покажу!”). Теперь бегом на лестницу — и в покои последней графини Де Васкончеллос!

Комната графини

Она настроена сурово — почти как Лопес, только не так хамовата. Горячие мольбы Джорджа убедили старушку, что ему, возможно, и вправду есть что сказать... Если нет — хорошо, Лопес, тогда мы скормим его собакам.

Прошу, сеньор Стоббарт, задавайте вопросы.

Есть ли в имении что-нибудь, что относилось бы ко временам тамплиеров? Почти ничего... Разве только эти шахматы... Жаль, комплект не полный — одна фигура пропала много столетий назад... Наверное, дети взяли ее с собой... — Дети? — Все в свое время, сеньор Стоббарт, не надо торопиться.

У шахмат есть странная черта: каждая фигура покоится на основании неправильной формы, причем для каждой эта форма — своя.

Пройдем в усыпальницу (это вовсе не беседка, Джордж, американская ты душа!).

Мавзолей

Неплохо — хотя и страшновато. Предки графини в каменных саркофагах, небольшой алтарь, под потолком — гигантская свеча. Ее не зажигали с четырнадцатого века!

Можете осмотреться, сеньор Стоббарт. Так... Окошко, гробы... Кто лежит в них, графиня? — Пятеро тамплиеров Де Васкончеллос. — О, графиня, пять ваших предков были тамплиерами? — Нет. Шесть. Один из них пропал. — Пропал? Как это? — Всему свое время, сеньор Стоббарт, всему свое время...

Алтарь. Снимаем библию с пюпитра... Что это? Клетчатое поле пять на пять... В некоторых стеклянных квадратиках — неровные отверстия... Графиня, где ваши шахматы?

Не думаете ли вы, сеньор Стоббарт, что?.. Не может быть!.. Впрочем... Черт возьми! Столько лет! Лопес! Лопес! Неси сюда шахматы! Живо! Плевать на партию!!! Скорей! Не может быть! Проклятие семьи...

Ну что же, графиня, пока Лопес несет шахматы, расскажите поподробнее — о детях, о шестом тамплиере, о проклятии рода Де Васкончеллос.

Хорошо, слушайте, сеньор Стоббарт. Местный епископ всегда завидовал землям и богатству рода Де Васкончеллос. Он решил воспользоваться папским указом об упразднении ордена, чтобы наложить руку на их имение. Дон Карлос к тому времени уже покинул орден — он был ученым, — и уехал в одно из своих путешествий. Епископ пришел со своими людьми, они убили верного слугу Дона Карлоса и похитили его детей. В суде епископ все отрицал — но ведь он отрицал и то, что его люди убили слугу, который их стерег, а тому были свидетели! Дон Карлос поклялся найти детей хоть на краю света, взял меч, доспехи и уехал. Больше его никто не видел.

Вот они, шахматы... Подходит! Сеньор Стоббарт, подходит!

Так, нам осталось правильно установить три белых фигуры. Попробуем!

(Прямо скажу, что я их ставила методом подбора. У меня получилось так: епископ, пусто, рыцарь, король.)

Готово! Ниша над отсутствующим гробом отворилась — и появилась чаша для причастия — фамильная драгоценность рода Де Васкончеллос. Ее никто не видел с четырнадцатого века!

Как счастлива графиня! Значит, епископ не украл чашу! Джордж наконец приподнял завесу страшной тайны.

Nico’s Apartment

Какие мы молодцы!.. Только Нико вдруг возмутилась: отчего это графиня доверила Джорджу чашу, и почему он готов для нее бегать, искать этого несчастного Дона Карлоса, который лет сто как помер?! — Ну, не сто, а побольше, а графиня Джорджу в бабушки годится... И вообще — он обещал! — Ладно, Джордж, только будь осторожен!

Monfacon

Что новенького в храме? Во-первых, священник — он что-то тихонько драит у скамей. Надо познакомиться! Что он скажет об этой чаше? — О, мсье, это очень старая вещь! На ней что-то выгравировано... Увы, она очень потемнела от времени, не разобрать... Если мсье не возражает, священник мог бы ее немного почистить...

Соглашайтесь! Он отлично с этим справится!

Пока чаша находится в чистке, посмотрим, что еще здесь есть.

Скульптура со свитком. Попробуем-ка приладить к свитку линзу несчастного Клаузнера... Вот это да! Вместо сладенького ангелочка сквозь свиток теперь видна ужасная картина: красивый бородач горит на костре, изрыгая проклятия! Это Демоле, нет сомнения! И дата — 1314.

Замысловато, ничего не скажешь! Еще один привет от тамплиеров...

Как там чаша? Отлично, просто отлично, она вся сверкает! — И что же там за надпись? — Не надпись, мсье, а рисунок! Пегас, причем рисунок очень знакомый — это герб, изображенный на гробнице в углу.

Ну-ка, посмотрим... Точно, это герб Де Васкончеллос! Джордж сдержал слово — он нашел Дона Карлоса!

Что написано сверху? Ссылки на библию... Запомним!

Хочется поскорее в Испанию, рассказать графине о находке, но надо еще проведать Андрэ в музее — рассказать о пещере под Марибом.

Musee Crune

Андрэ очень заинтересовался описанием трехликой скульптуры — это же Бафомет, идол тамплиеров! — Так, значит, он все-таки существовал?! — Ну, никто в это не верил... до самого последнего времени. — Да? И что же случилось? — Его нашли. — ?? — Да, нашли статую Бафомета, прямо здесь, в Париже! Вот адрес.

Ладно, графиня подождет со своим проклятием — идем на раскопки!

Site De Baphomet

У полосатого барьерчика стоит маляр, курит. Заглянем, что у него там за красочка? Гм-м, серебрянка! Только трогать ее маляр не дает. Спускаемся в подвал... Опять охранник! Еще дубоватее прежних!

Это что! — опять закрытый сортир! Поскребемся в дверь — и попросим у охранника ключи (благо, щетка ему не нужна).

Заходим... Ну и грязь! В Сирии было в сто раз лучше!

Что тут есть? Толчок, бойлер, раковина, сушилка для рук, на раковине — грязный обмылок... Берем! Зачем? Пригодится!

Нам надо бы как-то получить ключ от двери, ведущей на раскоп, — вот он, на связке, но забрать его невозможно! А как насчет подменить? Берем обмылок, вдавливаем в него ключик... Есть форма! Теперь сыплем гипс и смачиваем все это под краном. Просушили... Готово! Только это гипс, за километр видно!

Красочки бы нам! У маляра есть, только он не дает. Ну что ж, прекрасная Николь, пора тебе включаться в работу!

Звоним ей по телефону (рядом с полицейским) и просим поболтать с маляром. Отлично, зови его, Джордж! Маляр, само собой, тут же побежал узнать, что за дамочка его вызывает. Пока они любезничают, обмакиваем ключ в ведро с серебрянкой. Есть! Отличный ключик!

Маляр в подвале вне себя: ну что за девица, любезничала-любезничала, а потом ка-а-ак пошлет! А ведь сама позвонила! Как же так можно!

Бедняга уходит зализывать раны к своему ведру, а мы опять берем ключи у охранника, идем в туалет... Осталось подменить настоящий ключ на гипсовый — и дело сделано!

Выходим, возвращаем ключи... теперь надо его отсюда как-нибудь убрать. Ну что же, Джордж, снова пускаем в ход секретное оружие — звоним Николь!

Пожалуйста, Нико, перезвони сюда через минуту, попроси маляра к телефону!

Выходим на улицу, смотрим, что получится. Вот он, охранник, идет звать маляра на провод! Тот, само собой, не идет ни в какую. Охранник в ярости — он что, мальчик на побегушках? Его зовут, а он кобенится?!

Пока они лаются, Джордж сто раз успеет спуститься в подвал, открыть дверь и пробраться к Бафомету!

Вот он, трехликая образина — они с Джорджем уже знакомы! А что это за мозаика на полу? Совершенно бессмысленный набор кусочков! Ставим чашу... Вот это да! Отражение преломилось в начищенном металле, и возникло изображение древней церкви с башней! Надо запомнить!

Ну, пора в Испанию! Пока, Нико!

Villa De Vasconcellos

Теперь Лопес счастлив видеть Джорджа! Еще бы — незваный гость вернул графиню к жизни! Его обожаемая госпожа смеется, болтает — ей есть, зачем жить! Добро пожаловать, добро пожаловать, сеньор Стоббарт!

В каморке перед лестницей снимем зеркало со стены — Лопес не будет возражать!

Расскажем графине обо всем, что узнали — она уже готова нестись в Париж, взглянуть на гробницу шестого тамплиера из рода Де Васкончеллос. А что, если дети все еще здесь, графиня? Ведь епископ и вправду не брал чашу! Что, если он не брал и детей? — Какой ужас, синьор Стоббарт! Не думаете ли вы, что... О нет! Тогда понятно, откуда пало на род Де Васкончеллос проклятие!

Ссылки на Библию? Нет, так она сказать не может — нужна книга...

Это не проблема! Идем в часовню...

Мавзолей

Тут все то же... Берем библию — пусть графиня поищет цитаты.

На этот раз Джордж здесь один — никто ему не помешает извести свечу четырнадцатого века.

Сначала надо закрыть окно, не то свечу задует — рядом с алтарем стоит шест, им можно дотянуться до открытой рамы. Надеваем на шест грязный платок Кана и поджигаем его о свечку на алтаре. Теперь есть, чем зажечь свечу под потолком!

Как быстро она догорела! ...И в руку Джорджу упал каменный ключ.

Комната графини

Вот библия, графиня! — Отлично, называйте номера стихов, посмотрим... Так, первое: “Укрытие”... Это, наверное, про чашу. Второе: “Глубок колодец”. — Колодец? Тут есть колодец? — Надо спросить у Лопеса... — Третье: “Все тайное станет явным”. Это понятно. Но последнее! Львы, носороги — ничего не ясно!

Потом разберемся — сейчас надо найти колодец.

Лопес понятия не имеет, где он может быть! Где-то здесь, но его закрыли больше ста лет назад.

Как же его можно найти? — С помощью лозы! Надо сломить Y-образную веточку ореха, и ходить с ней — она затрепещет над водой!

Ореха? А как он выглядит, орех? — Да вот же он, перед вами, синьор!

На этом орехе Джорджу подходящую веточку не найти. Надо обойти дом (следуя за шлангом — здесь Джордж уже был!) и отломить ее от зарослей у стены. А дальше ходить... и ходить... и ходить... до самых сумерек. И тут!.. Скорей, Лопес, вода!!! — Си, синьор? Наконец-то! Ну-ка посмотрим...

Увы, это была старая консервная банка! Правда, полная воды — от этого, наверное, лоза и затрепетала!

Черт бы побрал! Ну и швырнул ее Джордж! Она так долго летела!.. А потом глухо стукнула... потом с плеском упала.

Колодец! Вот он, колодец — он все время был тут, в зарослях, в двух шагах! Вперед!

Колодец

Темно тут, неприятно. И опасно. Львиная морда... Вот о чем говорила цитата! Один клык у льва какой-то битый. Тянем... Отскакивай, отскакивай, Джордж, только быстро! Ведь придавит — и с концами! После всего, что пережито, сгинуть под львиной мордой в колодце — нет, нет и нет!

Камень рухнул, рассыпался на куски — сзади что-то есть, дверь... Только темно, ничего не рассмотреть... Берем зеркало и ловим луч света — вот она, скважина! Вставляем каменный ключ... Вперед! Вот они, несчастные дети Дона Карлоса — до сих пор в обнимку...

Комната графини

Вот пропавшая пешка — теперь комплект полон, графиня... Я нашел ее рядом с детьми. Вам лучше побыть одной — мы с Лопесом будем в саду...

Nico’s Apartment

Черт возьми — стоило отлучиться! Мерзкий Андрэ нагло развалился на нашем любимом диванчике — как дома.

Долгую грызню конечно, затевать не стоило, зато в процессе выяснили массу интересного: ручей и рыцарь на гобелене — намек на битву в Бэннокберне. Тогда беглые тамплиеры очень помогли шотландцам в сражении с англичанами.

Бэннокберн! Последнее звено цепочки! Едем, Николь! А ты, чертов Андрэ, а ты... Короче, у тебя здесь много работы — подожди нас в Париже!

Поезд

Романтично! Вечер, поезд, огоньки... Бабушка напротив книжечку читает... Знаешь, Николь, — Знаю, знаю! Молчи, Джордж!

У Джорджа в кармане валяется красный клоунский нос! Смотрите, бабушка — с этого носа началась история, которая привела нас в этот вагон, можете поверить? — “Могу, могу...” — молвила добрая попутчица неожиданно глухим голосом... И опять стала щебетать, как щебечут все добрые английские старушки.

Ох, стоило посмотреть на нее повнимательнее, Джордж. Что-то она больно горбоносая для скромной шотландской женщины. И очень уж упорно расспрашивает нас о церкви в Бэннокберне. А не собираетесь ли вы туда зайти? Такая прелестная пара — и не станет смотреть на исторические достопримечательности?

Прогуляться, что ли, по вагонам? — Ладно, прогуляйся, Джордж, и поищи вагон-ресторан.

Нет, не простая это бабулька, не простая. И почему она без проездного — даже кондуктор удивился. Кондуктор, впрочем, тоже какой-то неправильный — будто мы его где-то видели.

Прогуляемся сначала налево... Все кругом заперто, только в одном купе едут куда-то пьяные болельщики.

Ой, это что? Да когда ж это кончится, Господи?! Из последнего купе вышел наш старый знакомец Гвидо — покурить. Приехали! Кого это напомнил нам кондуктор? Доктора, Джордж, — того самого, который отправил в последний путь Марке — Крота Монмартра.

Идем назад, стараясь не делать резких движений.

В купе пусто! Будь все проклято, нельзя было оставлять Нико одну!

Обратиться не к кому, только в соседнем купе едут два пьяненьких недотепы. Едут весело — весь пол в блевотине! Один уже дрыхнет без задних ног, зато второй горит желанием помочь — хотя ни с языком, ни с ногами у него особого контакта нет. Делать нечего — лезем в окно. Не висни ты только на ногах, помощничек!

Крыша поезда

Ух, ветер, искры! Мимо пантографа не пройти... Придется идти к хвосту поезда. Одна крыша, другая... Лесенка вниз — это багажный вагон. Спускайся, Джордж! Только тихо!

А теперь можно и пошуметь — здесь события в самом разгаре! Наша бабушка-соседка вовсю колотит гориллу Флэпа у открытой двери, а псевдокондуктор-псевдодоктор Эклунд мается с пистолетом в руке: не совсем ясно, куда стрелять в этой свалке. А где?.. Вот она, Нико! Привязана к трубе, прекрасная, как святой Себастьян!

Кан наконец победил, выпихнул Флэпа из вагона, огрев напоследок сумочкой... И тут же полетел в угол, получив от кондуктора пулю.

Следующая явно предназначена Джорджу — так что надо шевелиться! До топора не добежать, можно и не пробовать. Николь тоже пока может постоять, где была — лучше у столба, но живой, чем...

Справа от Джорджа — стоп-кран. Вот за него и надо дергать! Есть! Преступный кондуктор погребен под горой ящиков из стран Общего рынка... У нас есть пара минут!

Хашашин в углу, несмотря на сапожки на каблучках и нелепую позу, выглядит очень трагично. Похоже, он даже рад, что не смог застрелить американца там, на горе в Сирии — теперь только Джордж сможет остановить неотамплиеров на их страшном пути к мировому господству!

Кан вздохнул и умер, а нам еще придется отсюда выбираться.

Эклунд вот-вот очнется, а наша красавица кобенится и никак не хочет, чтобы ее развязали. Делать нечего — Джорджу остается только сделать вид, что он собрался уходить без нее, и бедной девушке придется всю оставшуюся жизнь провести у трубы в багажном вагоне.

Слава Богу, наконец-то она начала голосить: “Развяжи меня, развяжи меня!..”

Развяжем — но сначала... Господи! Так возмущаться из-за какого-то маленького поцелуя! Ладно, объяснимся потом, а сейчас — прочь из вагона!

Церковь

Очередная запертая дверь, на этот раз — каменная. Ее не своротить, а механизм рядом совершенно бесполезен. Да тут еще отвратительный безглазый демон скалит зубы — хороша скульптурка у двери в святой храм!

Усердная Николь сразу нашла себе занятие — стоит и тупо запоминает совершенно нечитабельную надпись на двери. А Джорджу что делать? Похоже, мы в полном тупике, и этот чертов демон у двери!..

Нет, это невозможно — надо эту рожу как-нибудь приукрасить! Что там у нас в кармане? Красный нос покойного Кана — наконец-то есть ему применение! Демон стал куда симпатичнее! Забавный такой... Покопаемся в мусоре у входа. Глиняная курительная трубка! И ее приспособим! С трубкой в зубах демон смотрится просто милашкой.

Тут Николь подняла шум: мол, нечего издеваться над неведомыми силами, и вообще, Джордж Стоббарт, веди себя прилично! — Да кто издевается?! Джордж просто подумал: а вдруг в пасти механизм какой-нибудь?

Что там еще в мусоре? Монета. Ее девать точно некуда. А это что? Старая шестеренка на оси. Ну вот — теперь у нашего крошки есть глазик! Пока один.

Неужели все? Нет, вот еще колпачок от биковской ручки (как он только сюда попал?). Его можно сунуть в пасть нашему чудищу. Колпачок пропал бесследно...

Все, мусорную кучу мы исчерпали, а делать по-прежнему нечего. Пойдем ломать лебедку! Колесо только вертится со скрипом, а вот ручка отвалилась быстро. Ну и хорошо, теперь можно взять шестеренку, к которой она крепилась.

Шестеренку приспособить дело нетрудное — стал чудик совсем зрячим. Рукоятке тоже найдется применение — в пасть ее, вместо трубки. Покрутили... Как всегда, всякое действие оказалось лучше всякого бездействия: пока Николь шевелила мозгами, Джордж валял дурака, и само собой, дверь открыл именно он! (Хотя думал совершенно о другом, точнее, просто ни о чем не думал.) Демон повертел глазами — и готово!

Что здесь, по дороге к тамплиерам? Старый пороховой склад — остроумно было освещать это подземелье факелами! С другой стороны, пороху этому уже Бог знает сколько лет, и он больше похож на минеральные удобрения. Двигаем по коридору, стараясь не шуметь...

Опять мы попали на закрытое собрание! И какое! Тамплиеры все-таки дорвались до своего любимого меча, и вот-вот все будет кончено. Сколько знакомых! Вспомнили, что они монахи — оделись в сутаны, встали в кружок и распевают. Ого, а это кто? Инспектор Россо, и вы здесь, кто бы мог подумать!

...Эклунд тоже здесь, прямо за спиной у Джорджа и Николь, с большим пистолетом в руках. Теперь, пожалуй, не уйти — зато хоть досмотрим до конца это варварское таинство.

Вот он меч, вот он гигантский трехликий идол, а вот и Великий Магистр — встал между двух горящих синим светом столбов и получает заряд — прямо Горец.

Церемония окончена, и теперь у братии есть время заняться Джорджем.

Как ни уговаривал его Великий Магистр вступить в ряды ордена, Джордж все равно не согласился — он очень принципиальный, хотя и любопытный.

Нет? Так убей их, Эклунд!

Тут склонная к созерцательности Николь вдруг прочухалась и как даст туфелькой по пистолету! А вот Джордж сплоховал. Эклунд одним махом сшиб его с ног и давай душить на самом краю скалы, нависающей над святилищем Бафомета.

Кто помогает честным гражданам, когда им приходится совсем туго? Правильно, полиция. Свистнул нож, и Эклунд рухнул, отпустив Джорджа. “Я просто хотел, чтобы все было правильно! Чтобы все было правильно!” Увы, прозревший Россо так и не успел договорить — под сутаной Великого Магистра тоже был пистолет... Прощай, инспектор!

Бежим! Бежим!!!

Куда бежим? У входа стоит хорек Гвидо и поигрывает бритвой. Сзади наседают... Остается схватить со стены факел и швырнуть его в кучу пороха. Гвидо сразу струхнул, но за спиной уже вырос Великий Магистр — уж он-то знает, что валявшийся триста лет в сыром подземелье порох вряд ли взорвется.

Джорджу осталось только развести руками — точно конец!

Нет, просто теперь настала очередь Николь поискать в рукаве — есть козырь! Сумочка, с которой Кан изображал уютную старушку в купе, а в сумочке — пластиковая взрывчатка. Смотрите, повелители мира — она швырнула ее в тлеющий порох!

Даже наэлектризованный Великий Магистр понял, что это уже не шутки, и остолбенел, как Бафомет. Гвидо бросился тушить огонь... А Джордж с Нико просто выбежали на улицу. И страшный взрыв, стерший с лица земли старую церковь, только слегка зацепил их своей волной...

Вот и все. Нет больше Бафомета. Нет меча тамплиеров. Да и сами тамплиеры исчезли — на этот раз навсегда.

Теперь перед Джорджем и Николь стоит задача посложнее — не поссориться в первый же день совместной жизни...

Наталия Дубровская

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная