Журналы

Тексты

А также

Ссылки

Поиск

Магазин игрушек №11-12(14)’1996 / Впрок

Живые трупы

Солюшен к игре Broken Sword: Shadow of the Templars

Тамплиеры! Сначала — самые отчаянные воины среди крестоносцев, потом — самые богатые люди Европы. Этакие спецназовцы, быстро обратившиеся в банкиров и купцов. Они водили караваны в самые дальние страны Востока, торговали со всем миром, ссужали деньгами королей. Один из венценосцев, король Франции Филипп Красивый, не сумев расплатиться с тамплиерами, нашел простейший выход — вырезал орден под корень, обвинив могущественных рыцарей во всех смертных грехах, включая идолопоклонничество, сексуальные извращения и манеру “плевать на святое распятие”.

Прошло почти семьсот лет с тех пор, как тамплиеры приказали долго жить: в один день схватили всех, кого смогли, король передал несчастных в руки инквизиции, ставленник Филиппа папа Клемент Пятый дал добро, и очень скоро все было кончено: тех, кто пережил пытки, перевешали на площади Монфасон в Париже (мы там еще побываем, тряхнем тамплиерской стариной); немногие уцелевшие рассеялись по всему свету; Великий же магистр ордена Жак Демоле удостоился особой чести: его сожгли живьем, в лучших традициях Святой церкви.

Самое забавное, что король-убийца так и не сумел заполучить легендарные сокровища тамплиеров — они бесследно исчезли, как будто сгорели вместе с Демоле. Само собой, Филипп в накладе не остался — оборотный капитал и недвижимость тамплиеров очень ему помогли. Сокровища же (если они были, конечно) так и лежат где-то, и шестьсот лет все кому не лень ищут их по свету... а найдете их вы — если сумеете помочь юному американцу Джорджу Стоббарту разобраться в той опасной и фантастической истории, в которую он втравился (см. прошлый номер “МИ”, в котором была опубликована рецензия на Broken Sword).

Итак, приступаем!

Вряд ли все эти давние подвиги и злодеяния хоть чуть-чуть занимали болтающегося в осеннем Париже американского туриста Джорджа Стоббарта в тот ласковый октябрьский денек, когда началась эта история. Джордж нежился на солнышке за столиком перед маленьким кафе, строил глазки смазливой (хотя и не вполне трезвой) официантке... Пока рядом не объявился клоун. Такой милашка — раскрашенный, в полном цирковом прикиде... и с ледяными глазами. Но кто смотрит клоуну в глаза? Во всяком случае не Джордж Стоббарт. Поэтому, когда клоун юркнул в кафе, подлетел к пожилому клиенту и схватил его дипломат, оставив вместо него свою дурацкую восьмиугольную гармошку, а та через секунду грохнула, как хорошая лимонка, — для Джорджа все это оказалось полной неожиданностью... и началом долгой истории, перевернувшей его жизнь.

Теперь главное — к этой жизни вернуться. Так, руки есть, ноги есть... о голове этого не скажешь, но шевелиться уже можно — значит, пора выбираться из-под рухнувшего на столик зонта и начинать расследование! Трепещи, Париж! Трепещите, тамплиеры!

Поскольку с этого момента Джордж будет всегда делать то, что вы ему посоветуете (или почти всегда — он парень своенравный), надо сказать несколько слов о средствах управления. Они просты: правая кнопка мыши — этакий философский подход к жизни и рассуждения на тему, левая — кнопка действий и сиюминутных побуждений. Дальше и объяснять нечего: ротик — разговаривать, две шестеренки — действовать, рука... она такая выразительная, что не понять, чего ей хочется, просто нельзя — как будто сбежала из “Семейства Адамс”. Помните только: прежде чем хватать, включать, разговаривать, щелкните правой кнопкой и послушайте, что скажет по этому поводу Джордж. Он парень живой и сообразительный, и с ним, во-первых, всегда приятно поболтать, а во-вторых, он часто может навести вас на ценную мысль. Не ленитесь!

Само собой, обязательная присказка к любому солюшену: старайтесь как можно больше ходить, говорите со всеми обо всем, хватайте все, что плохо лежит, и т.д.

...и постарайтесь обращаться к подсказкам в самом крайнем случае, если уж совсем застрянете.

Cafe De La Chandalle Verte

Осмотритесь — все равно прежде надо прийти в себя. Под фонарем (на него лезть незачем!) лежит газета — берем. Лиха беда начало — у нас уже есть инвентарь (чтобы в него забраться, просто поднимите курсор к верхнему обрезу экрана — он и появится)!

Надо бы посмотреть, что там в кафе — взрыв был изрядный, если вырубило даже Джорджа, который сидел на улице.

Кафе

Вот и владелец дипломата... Вернее, то, что от него осталось. Если не брезгливо — посмотрите, что у него в карманах... Ничего? Ха-ха, зря тревожили мертвое тело!

Пора заняться официанткой — она по крайней мере жива. Почти. Все никак не может вспомнить, где это она так надралась, что теперь голова раскалывается. Просветите ее. Ход разговора выбирайте сами — это пока не особенно важно. Девица почти ничего не видела — примерно то же, что и Джордж. Дайте ей хлебнуть бренди из рюмочки (она стоит на стойке бара), когда попросит — пусть оживет. Самому же герою пора делом заниматься — надо посмотреть, куда смылся клоун-подрывник.

Чтобы зря не мучаться, лучше сразу пойти по улице вниз — туда, где виден машущий киркой усатый дяденька.

О-о-оп! Поднимай, поднимай руки, нечего шутить! Может, полиция и вправду защищает честных граждан, но стреляет-то она в кого попало — это все знают. Тем более, что этот пожилой сержант, похоже, полный идиот! Зато какой инспектор при нем! Солидный, серьезный!

Короче. Джордж снова тащится в кафе — давать показания... Скрывать ничего не надо: во-первых, пока незачем, во-вторых, мы все равно знаем не больше, чем официантка, а она уж точно все на свете растреплет — после бутылочки-то бренди! Так что лучше все честно рассказать инспектору, чтобы отвязался, и скорее на улицу — вмешиваться в работу полиции, искать злого клоуна.

Кстати, инспектор Россо должен дать Джорджу свою карточку — надо обязательно взять.

Улица

Ого! Вот это девушка! И какая оперативность — считай, только что грохнуло, а она уже здесь, щелкает фотоаппаратиком. Надо поболтать!

Завязать разговор нетрудно: она здесь оказалась неспроста, шла на встречу с неким Плантаром. Тем самым, что лежит сейчас в кафе бесформенной грудой, наводя ужас на официантку. Николь расследует серию загадочных убийств, Плантар, похоже, хотел ей помочь — и не успел, сам стал звеном в этой страшной цепочке. Главное — вытрясти из этой шустрой, но неприступной журналистки ее телефончик... Николь, Николь Коллар — теперь все будет вертеться вокруг нее.

Чтобы продолжить знакомство, надо найти повод позвонить девушке... а значит, нужно срочно искать улики!

Мимо землекопа клоун не пробегал — ни туда, ни обратно. Приличный дядя с дипломатом — да, проходил, а никаких клоунов здесь не было! И оставьте рабочего человека в покое!.. Куда же ушел убийца? Напротив кафе, на другой стороне улицы, арка — идем туда. Вот через этот грязный двор он и смылся — но как?

Осматриваемся... Ясно, путь один — через канализацию. Крышку руками не поднять!

Пошли искать инструмент.

У дяди-землекопа всяких орудии — завал, но он жадный и злобный. Даже близко подойти не дает. Надо бы его отвлечь... но как? На полицейскую карточку плевал он с высокой пролетарской колокольни! Ничего-то у Джорджа больше нет, кроме газетки — ее и дадим землекопу.

О чудо! Этот зануда нашел в ней объявление о бегах, где участвует его любимая лошадь! Само собой, рабочая гордость мигом забыта, и, пробормотав нечто невнятное на тему “Ты тут пока постереги, а я схожу кое-куда”, работяга все бросает и бежит на ипподром — ставить на свою любимицу.

А нам того и надо! Забираемся в ящик с инструментом (он стоит в палаточке), вытаскиваем специальный прибамбас для поднимания канализационных люков — и назад, в подворотню.

Р-раз! Есть контакт. Теперь вниз!

Sewers

Да-а, парижская канализация — это тебе не московское метро, здесь все красиво! Древние своды, фигурные решетки, журчание воды... Впрочем, вода здесь специфическая... не метрополитен им. Ильича, короче.

Надо поскорее отсюда выбираться! Идем вперед, поворот... Ого! Красный клоунский нос, кусочек грязной белой материи — это платок, которым клоун стирал грим с лица. На решетке повис лоскут яркой клетчатой ткани — улика за уликой! Отлично! Жди звонка, Николь!

Теперь Джорджу надо наверх, по лестнице рядом с решеткой.

Двор

Придется выдержать все вопли и наезды осанистого швейцара: люк вывел парня во дворик охраняемого им дома. Тем более, что причина этих воплей для нас очень важна — суть претензий достойного консьержа такова: “Разлазились тут!”. Кто это разлазился?! Не иначе, наш друг клоун!

Настроить швейцара на свою волну и разговорить его можно только одним способом: надо показать ему карточку инспектора Россо, и суровый ветеран тут же растает. Потрясите его как следует! Расспросите обо всем, а главное — покажите кусок зеленой ткани, найденный в канализации.

Ого! Швейцар недавно нашел пиджак из такой ткани — кто-то выбросил его, потому что рукав был сильно порван. Жалко — отличный пиджак, на нем был даже ярлык с фамилией портного — такая странная фамилия... Тодрик, кажется, и еще телефон.

Проклятье! Пиджак в починке, а телефон — не мог же швейцар запомнить этот совершенно не нужный ему номер?! А вот и нет — запомнил! Маленький фокус, которому он научился, воюя в Алжире!

Великолепно! Теперь можно позвонить Тодрику, а главное, есть о чем рассказать Николь!

Заканчиваем разговор — швейцар выведет Джорджа (мсье inspecteur!) через воротца на улицу — прямо к покинутой азартным работягой яме.

Улица

Кроме кучи полезного инструмента у землекопа есть еще переносной телефон — в ящичке рядом с ямой... Здравствуй, Николь!

Расскажем ей обо всем, что приключилось, — лучше не скромничать. Ура! Она пригласила Джорджа в гости — обсудить все поподробнее. Вперед! Можно сходить в полицию, но это успеется — все равно инспектор Россо еще не пришел.

Rue Jarrу

Какая шумная улица! Грузовики так и носятся... Перед домом сидит бабулька, продает цветочки, вяжет что-то непонятное — надо поболтать! Расспросите ее получше — и о Николь, и о цветочках, и о гадании (бабка умеет предсказывать будущее, но самонадеянному Джорджу этого не надо. Уж он-то уверен, что его будущее — в его руках!). Главное, бабуля поведает о страшной тайне: расскажет, как открыть рассохшуюся от сырости дверь в подъезд. Без этого не справиться!

Действуем, как велено... Вот мы и добились своего: сидим в гостях у самой Николь Коллар!

Nico’s Apartment

Самое время поговорить — Николь расскажет Джорджу о двух предыдущих жертвах злого клоуна, а он даст ей полный отчет о проделанной работе...

Обязательно покажите Николь кусок клетчатой зеленой ткани от пиджака клоуна-убийцы. Кстати, наша журналистка тоже зря времени не теряла — проявила пленочку и увеличила снимок, где на первом плане — красавчик Джордж, а на втором — мрачный малый в... зеленых клетчатых брюках!

Вот это удача! Теперь мы знаем лицо убийцы — настоящее, без грима! Характерное лицо — немного арабское, и на щеке — шрам. (Жаль только, что Нико увеличила кадр не ради нас, а ради этой мерзкой рожи!) Теперь надо показать ей потерянный клоуном пластиковый нос — девушка явно внимательнее нашего нетерпеливого туриста (ему лишь бы побегать!). И точно! Она мигом обнаружила, что внутри шарика есть надпись — название и адрес конторы, где клоун брал свой костюм.

Наконец-то еще одна ниточка — не будем терять времени!

Можно, правда, позвонить портному Тодрику, но он нас пошлет: назови имя клиента, а то и разговаривать не буду...

La Risee’ Du Monde

Славная забегаловка! Можно потолкаться, посмотреть на манекены и чучела, но главное, конечно, побеседовать с владельцем.

Назвать всех, кто брал клоунские костюмы в последнее время, он не может — слишком уж популярная модель!

Покажите ему грязный платок и сделанную Нико фотографию: “Уи, мсье! Это мсье Кан! Он приобрел тут два костюма (клоуна и эльфа) и две банки грима...” — Костюмер не ошибается? Точно ли это тот самый человек? — “Определенно, мсье! Это он, мсье Кан!”

М-мда, эльф! Учитывая, что Плантара убил “клоун”, с первой жертвой расправился “снеговик”, а со второй — “королевский пингвин”, можно представить, какие перспективы открываются!

Ну что же, спасибо, нам пора идти... Ой! Шутник костюмер пожал Джорджу руку, спрятав в ладони маленький электрошок! Больно, зато теперь штуковина наша. Вдруг пригодится? Бежим к Николь, звонить Тодрику — будет ему имя!

Nico’s Apartment

Поздоровались, отчитались — и звоним Тодрику!

Кан? Мистер Кан? Ну да, он заказывал Тодрику костюм, и тот даже доставил вещи клиенту в отель — отель “Убу”, второй этаж, вторая комната по правой стороне...

Гуд бай, мистер Тодрик! Вы нам больше не нужны.

Hotel Ubu

Гм-м, у клоуна денег куры не клюют — местечко шикарное! Вопрос только, что делает эта парочка у входа. Один — чистый хорек, второй — горилла... Явно гангстеры! Впрочем, они пока не очень агрессивны. С ними можно даже побеседовать.

Вот это холл! Это тебе не рю Жарри! И публика соответствующая. Сухарь австро-венгерского вида — тот самый нобелевский лауреат нз непроизносимой восточноевропейской страны, о прибытии которого упоминалось в газете.

Портье... У него явно проблемы с сексуальной ориентацией, зато как импозантен!

Английская леди за старым роялем... Ну просто шик!

Ладно, лучше сначала глянуть как там дела на втором этаже... Комната 22 — нам сюда. Разумеется, заперто! И две соседние комнаты — тоже... Идем вниз — надо искать ключ!

Висит какой-то ключик на доске возле портье... Тайком его не схватить... Уговоры тоже не помогут — плевал портье на все на свете, кроме инструкций и своей пилочки для ногтей! Ключик? Это от комнаты 21. Да, она свободна, но вам, мсье, снять ее нельзя — номер уже забронирован. Нет, ничем не могу помочь!

Делать нечего — пошли болтать!

Нобелевский лауреат. Занятно, что он прекрасно осведомлен о том, кто такой Кан, хотя и не очень разговорчив. Ясно, что Кан бандит — но это мы и без него знаем!

Вот мадам за роялем — это поинтересней! Ну-ка, раскрутим ее на новости! Да это же сама леди Пьермонт! Аристократка голубейших кровей — приехала в Париж оттянуться после кончины супруга. Правда, дела идут не очень... Только вчера поразила ее наконец стрела Купидона! Он был так прекрасен, у него такие манеры, такие узкие брюки!

О нет, он только играл чувствами безутешной вдовы! Он забыл ее уже на следующее утро!

Обязательно покажите леди фотографию Кана прежде, чем говорить о ключе. Нет, не может быть! Это и есть мистер Мерлин! Тот самый, что посмеялся над любовью несчастной аристократки!

Теперь леди Пьермонт готова на все, лишь бы покарать неверного. Сразу поверила, что он убийца!

Она видела, как Мэрлин вышел из отеля сегодня утром — и пока не возвращался. Передал что-то портье, чтобы тот положил в сейф, и ушел. Что передал? Похоже, какие-то бумаги, не очень много... Негодяй! Конечно, леди охотно отвлечет портье, чтобы Джордж (ах, красавчик!) успел стянуть ключ.

Поехали! Пока клерк прячет “драгоценности” леди Пьермонт в сейф, надо схватить ключ и двигать наверх.

Комната 21... Ключ подошел, но как теперь пробраться в номер Кана-Мэрлина? Эх, была не была! Открываем окно, и потихоньку, потихоньку... Вниз лучше не смотреть — ну и колодец!

Джордж у Кана в комнате... Пошарим!

Дипломат покойного Плантара... Пусто, разумеется. Тумбочка, шкаф... Посмотрели в карманах брюк (они висят в шкафу)... Профессионал, черт возьми — никаких следов! Ладно, уходим — теперь через дверь!

Упс! Мэрлин собственной персоной, идет домой в своих любимых клетчатых брюках... и фиолетовом пиджаке.

Прячемся в шкаф... Ой, сюда он первым делом и полез! Конец!

Нет, слава Богу, не заметил! Взял брюки, переоделся — и опять ушел.

Зеленые клетчатые брюки остались на кровати. Что там у нас? Отлично! Книжечка спичек из некоего клуба “Аламут” и карточка на имя Томаса Мэрлина (он у нас, оказывается, электрик! Ну-ну!).

Теперь — кровь из носу — надо выцарапать у клерка внизу документ, который Мэрлин положил утром в сейф. Поговорите с ним, хотя увещевать его бесполезно — степень его цинизма можно сравнить разве что с размерами орхидеи в его петлице.

Идем на поклон к леди Пьермонт! Надо показать ей карточку Мэрлина и поябедничать... Как она озверела! Пожалуй, гасить клерков — ее конек! Перепуганный клерк сбегал куда-то — и вот он у нас в руках, тугой свиток пергамента! Какая удача! Надо поскорее уходить... Только не в дверь, ради Бога, не в дверь!

Уголовнички-то на выходе... того... всех обыскивают — если Джордж уже выходил из отеля, вы об этом осведомлены. Тогда у него ничего не было, а теперь есть, и кормить ему рыб в Сене, если симпатичная парочка — хорек Гвидо и горилла Флэп — схватят его с манускриптом в кармане!

Что же делать? Единственный путь — через окно, но высоко-то как! Уж если вместе с манускриптом из отеля хода нет — придется кому-то лезть через окно. Пусть это будет манускрипт — хоть и древность, а такой полет повредит ему меньше, чем юному Джорджу!

Назад, в комнату 21, открываем окно... Ясно, что жалко, но что же делать! Лететь манускрипту бабочкой!

Теперь можно и на улицу, к Флэпу с Гвидо — пусть щупают! Можно потом еще и повыступать, все равно Джордж им сейчас ни к чему.

Теперь в арочку — вот он, манускрипт! То-то Николь обрадуется!

Nico’s Apartment

Ух ты! Штука-то и вправду ценная — пергамент времен тамплиеров. Картиночки такие символические... Джордж в них ничего не понимает, но Нико ему кое-что расскажет, а главное, вспомнит о своем старом приятеле Андрэ Лабино из музея Крюн — он-то в этом разберется (надо еще раз взглянуть на манускрипт)! Джорджу остается только скрипнуть зубами... и отправляться в музей Крюн — в слабой надежде, что слишком умный Лабино хотя бы окажется уродом.

Musee Crune

Заходим... Ух, глаза разбегаются! Как тут найти какого-то Лабино? Может, это тот, в форме — он такой противный!

Увы — это только охранник! Какая жалость!

Так, сегодня Андрэ не будет, можно идти... Стоп, а это что?! Прямо посреди зала, под стеклом? Это же треножник с нашего пергамента! Вот это да! Что там под ним написано? Пятнадцатый век, найден в Ирландии — селение Лохмарн. Селение Лохмарн...

Трогать стеклянный ящик смысла нет — во-первых, охранник начеку, во-вторых, он все равно на сигнализации.

Можно хотя бы поговорить... Но он такой серый, этот охранник — несет что попало! Нет, надо ждать Лабино.

Ни монетки, ни черепочка отсюда тоже не стянешь — остается только вернуться к Нико и рассказать о треножнике.

Nico’s Apartment

Лохмарн? Потрясающе — именно там известный археолог профессор Пигрэм нашел очень ценный камень времен средневековья! Вот, у Николь даже есть газета со статьей об этом.

Посмотрим... Гм-м, это “ж-ж-ж” неспроста: ради раскопок в Лохмарне профессор Пигрэм не только бросил кафедру в Дурэме, он даже прекратил съемки своей телепрограммы! Можно представить, насколько важна эта находка!

Сначала в этой деревушке нашли треножник, потом — камень... Ни о чем не говорит? Взгляните на манускрипт!

Надо бы посмотреть на месте, правда, Николь?

Увы, она с нами ехать не хочет... или и вправду не может. Все равно, надо Джорджу отправляться в аэропорт — одному.

Пока, Николь!

Lochmarne

Да, деревушка, конечно, завалящая! Ни одной машины, пара велосипедов, автобус раз в сутки... А вот здесь проходит вся светская жизнь славного селения — мы у местного паба. Что это за пацаненок околачивается? Поговорим!

Это местный хулиган Лайам Магвайр — прогуливает школу. Постарайтесь не слушать его брехню об умирающей мамочке и папе-алкоголике — врет, все врет! Лучше порасспросить его о замке (там и идут раскопки!), привидениях и профессоре Пигрэме.

Интересно, что профессор не пустил на раскоп никого из местных — всех рабочих привез с собой. Только подслеповатый Шон Фитцджеральд сумел там побывать.

Ладно, пошли в паб — где же еще узнать новости?

Паб

Оглядимся...

Да вот же он, Фитцджеральд: как и говорил Магвайр, весь дерганный и в очечках! Можно на него сразу наброситься, но он все на свете будет отрицать: и на раскопках никогда не был, и о камне ничего не слышал... Труслив до дрожи и что-то скрывает.

Что ж, поговорим с другими.

Бармен! До чего хорош! От него можно узнать массу интересного о Пигрэме — тем более, что сидящий рядом пьяненький дебил Дойл вечно влезает в разговор со своими комментариями. (Кстати, в этой беседе лучше не выдавать себя ни за друга профессора Пигрэма, ни за репортера — Пигрэм, оказывается, съехал, не заплатив, a журналистов здесь принято бить. Закажите лучше пивка...)

Итак, почтенный историк свалил сегодня рано утром — котяра Дойл (он якобы выносил мусор) видел его в четыре часа утра: Пигрэм покидал Лохмарн верхом на велосипеде. Больше никто ничего не знает, а комната его уже сдана.

Так... Час от часу не легче! Пигрэма нам явно не видать.

Ладно, поговорим с остальными...

Дойл... Вдруг он знает, был ли Фитцджеральд па раскопе? — Может, и знает, только мозги что-то засохли... — Ладно, возьмем ему пива!

Да, он видел Шона на раскопках у Пигрэма — своими глазами, вот как вас сейчас!

Отлично! Пошли трясти бедолагу!

Он опять все на свете отрицает. Н у что ты будешь делать!

Снова поговорим с пареньком на улице...

Улица

Да он его не просто видел на раскопе, этой ночью он наблюдал, как тот говорил с Пигрэмом, и Пигрэм передал ему что-то... какую-то коробочку...

Но Фитц-то все отрицает! — Ничего, надо его припугнуть!

Ладно, пошли — держись, Фитцджеральд!

Паб

Боже мой, его даже жалко! Как услышал про коробку — чуть не грохнулся. Проклинает все на свете, трясется... Ну да, ну да, была коробка — он должен, не открывая, передать ее некоему Жаку Марке из Парижа! Марке за ней приедет!

Ох, не стоило Джорджу так на него давить: Фитц вскочил, рванул за дверь... Шум мотора, глухой удар... и влетел Магвайр с воплями — красная спортивная машина сбила Шона Фитцджеральда! Красная спортивная машина!

Никто ему, само собой, не поверил: во-первых, все знают, что он вечно врет, а во-вторых, здесь не то что красного “феррари”, здесь и “газика”-то отродясь не появлялось!

Увы, Джордж знает, что это очень похоже на правду... Бедный Шон!.. Надо пойти посмотреть...

Улица

Магвайр, само собой, пока не совсем в себе — еще бы, такое увидеть в сонной ирландской деревушке, где приезд археологов — самое большое событие!.. Короче говоря, как только расстроенный Фитц выскочил из паба, с холма сорвался красный “феррари”, сшиб беднягу, протащил с десяток метров на капоте... А потом из машины вышел эльф, затащил окровавленную жертву в автомобиль и уехал! И все — ни следа, ни свидетелей, кроме парнишки, которому никто не верит.

Эльф, значит... Здравствуйте, мсье Кан! Не так уж мы его и опередили...

Но что же с камнем (наверняка именно он лежал в коробочке Пигрэма)?.. Магвайр не видел, чтобы Фитц что-то уронил, да ему и не до того было.

Поскольку на дороге ничего не валяется, если Фитц и выронил что-то — оно улетело туда, где лежит решетка. Будем надеяться, что это не канализация. Нет, она ведет в подвал забегаловки мистера Лири. Снаружи ее не открыть — надо спуститься в подвал!

Кстати, машина врезала по распределительной коробке рядом с дверью и сбила с нее крышку. Поглядим... Упс! Сломал выключатель... Какой кошмар! Знать бы еще, что он выключает! Ладно, пошли внутрь.

Паб

В подвал ведет дверка за стойкой бара, но Лири Джорджа туда не пустит — никогда и ни за что! Черт бы побрал... Закажем пива (если Джордж еще не допил первую порцию, стакан до сих пор стоит на стойке).

Ага! Помпа (она в подвале) сломалась — не будет вам пива! Наверное, это тот самый выключатель, который остался у Джорджа в руке... Не важно, надо ловить момент — предложим свои услуги!

Ни за что! Только специалист высочайшего класса может прикоснуться к помпе мистера Лири! — А Джордж и есть специалист — вот вам и карточка: “Томас Мэрлин, Грубер электроник корпорейшн” (покажите ее Лири).

Да? Это меняет дело! Только пусть сначала мистер электрик продемонстрирует свои навыки на посудомоечной машине — она тоже не работает!

...Настало время взглянуть на простуженного пьянчужку Рона в углу (надеюсь, вы с ним уже поболтали?). Видите, он мучает какую-то проволочку? Можно даже спросить, что это? — Это силок для дикого кролика. Вот браконьер!

Теперь надо проволочку стянуть. Она здорово пригодится Джорджу в его электротехнических изысканиях. Дождитесь момента, когда старая развалина будет чихать — и хватайте проволоку со стола! Требовать ее обратно Рон все равно не решится — браконьерство дело подсудное!

Идем за стойку и... действуем проволокой на штепсель посудомоечной машины!

Чтобы заменить предохранитель жучком, электриком быть не обязательно! Ура, работает! Теперь старый Лири счастлив пустить Джорджа в подвал! Не будем терять времени.

Подвал

Остроумец Лири, зная, что в подвале темно, хранит там карманный фонарик — а как его найдешь?! Джорджу придется на ощупь искать большой рычаг, открывающий решетку в тротуаре. Прогремело... опять идем наверх — открывать решетку с улицы!

Теперь получилось! Прыгать здесь высоковато, поэтому идем... нет, никуда не идем — с Джорджем хотят поговорить... Высокий такой мужчина со шрамом на щеке — его фото до сих пор лежит у нас в кармане.

Тут только что произошел несчастный случай — вы не видели, мистер? Нет? А мальчик, он видел? (Молчи, Магвайр — этот эльф в гражданском шутить не будет!) А коробочку не находили? Нет? Ну ладно, ладно, до свидания!

Ушел!.. Переведем дух — и в подвал!

Подвал

Что нас интересует? Фонарь: берем, пригодится... Ого! Как сверкает! Что-то провалилось сквозь решетку...

Вот он, камень профессора Пигрэма! Мы опять вас обошли, мсье Кан!

Теперь посмотрим, что еще интересного профессор нашел в замке — Фитц что-то бормотал о “потайной камере”... Из паба — и налево, мимо Магвайра.

У замка

В ворота можно не ломиться — заперто. Вот разлапистый стог у стены — это перспективно! Жаль только, интеллектуал в перемазанных в навозе сапогах, который его сторожит, ни за что нас не пустит!

Что ж, заболтаем... Главное — рассказать о красной машине и несчастном случае с Шоном. Шон? Да это же племянник доброго фермера, именно он так бездарно сложил сено на телегу, черт бы его побрал!

Неужели дядя не хочет пойти узнать, что случилось?! Оповестить полицию? — А зачем, если уже поздно? Кроме того, если он уйдет, какой-нибудь бездельник непременно залезет на стог и сломает себе шею! — Ну, это как раз ерунда! Тимуровец Джордж посидит, постережет, никого не подпустит — ты только иди, иди, выпей пивка!

Слава Богу, ушел! Лезем наверх...

Так, в стене над стогом — удобный пролом, но все равно высоковато! Берем примочку для открывания канализационных люков (хорошо, что Джордж не оставил ее в Париже!) и вставляем и выбоину в стене (она слева). Отличная опора! Теперь ничего не стоит подняться... Вот мы и в замке!

Наталия Дубровская

(Окончание следует.)

Править | Загрузить | История | Последние изменения | Справочная